информационно-новостной портал

Тем временем война шла и далеко за линией фронта.

Бомбардировкам подвергалась сама Астрахань. Первый авиаудар город пережил в ночь на 28 июня. Он длился более двух часов. Самолеты сбрасывали бомбы на переправу у Солянки и железнодорожную станцию. Пострадали и жилые кварталы. В ходе бомбежки были разрушены 19 кирпичных и четыре деревянных дома, во многих местах вышли из строя линии электропередач и водопровод. При этом действия немецких пилотов корректировались с земли: горожане наблюдали, как в воздух выстреливаются ракеты, направляющие самолеты на цель. Прямо во время бомбежки оперативно сработавшие сотрудники НКВД и задержали двух сигнальщиков. Ими оказались два красноармейца, попавшие в плен в 1941 году, и вместе с еще тремя агентами заброшенные на Нижнюю Волгу.[1]

Первый секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) Алексей Семенович Чуянов получил письмо от первого секретаря Астраханского окружкома В.А.Голышева: "Нас тут бомбам и разносят к чертям собачьим. В городе пожары. Деревяшки горят. Два часа без передыху садили по переправам. Водопровод не действует. Сидим без света. Но нефтехранилища уцелели, хотя нефтяные ямы – они сверху, как зеркала”.

Зато при очередном налете 12 июля наши офицеры направили германских пилотов в сторону от искомых целей, выстрелив из ракетниц в направление степи.

22 июля были отмечены первые факты минирования волжского фарватера. К 1 августа в фарватер была сброшена 231 мина. Траление и передвижение судов были организованы из рук вон плохо, а, скорее всего, вовсе не организованы, и только на неделю с 25 июля по 3 августа от авианалетов и мин погибло 48 судов, в том числе 4 пассажирских парохода, 2 грузовых парохода, 26 сухогрузов и 16 драгоценных нефтеналивных барж. После такого успеха немцы переключились на Сталинград, резко сократив минные поставки: 74 мины в августе и 37 в сентябре-ноябре.

Помимо сбрасывания мин в фарватер, немцы активно прибегали к бомбежкам судов. 29 июля у села Соленое Займище было уничтожено несколько барж, буксировавшихся пароходом "Коллективизация”. При этом осколками был убит механик Ф.С.Востриков. 30 июля недалеко от Владимировки (Ахтубинск) одинокий Не-111 атаковал пароходы "Вячеслав Молотов” и "Михаил Калинин”. С помощью противотанковых ружей (!) находившиеся на борту пароходов бойцы смогли сбить бомбардировщик.[2]

Столкнувшееся с кризисом на Волге советское руководство пусть с запозданием, но начало принимать решительные меры. На суда было установлено 64 зенитных орудия и 239 зенитных пулемета. На все суда был назначены комиссары. Из местных жителей было сформировано 430 минных постов, представлявших собой импровизированные патрули на весельных лодках, фиксировавшие минные поставки и помогавшие в навигации. Это было небезопасное мероприятие. Немецкие пилоты расстреливали весельные лодки из пулеметов.

2 августа впервые был атакован пароход на Каспии. 21 августа в результате атаки немецких бомбардировщиков у [3]Черного Яра было потоплено пять нефтебарж. Одновременно с этим в 40 км южнее была разрушена переправа у с.Никольского. Здесь были разбиты причалы и потоплены несколько паромов, погибло большое число людей и скот.

23 августа на высоте 1000 метров над Астраханью пролетел двухмоторный самолет. Зенитчики открыли по нему огонь, но не смогли добиться попадания.[4] В этот же день у Енотаевки бойцы НКВД пленили трех немецких парашютистов.

В ночь на 26 августа бомбардировщики Luftwaffe совершили налет на важный железнодорожный узел Верхний Баскунчак. В поселке возник пожар, были повреждены железнодорожные пути и депо. Героический поступок совершил начальник депо Паринов, который прицепил неразорвавшуюся бомбу тросом и оттащил ее паровозом из поселка в степь.

26 августа у поселка Трусово в воздухе загорелся наш истребитель. Летчик выбросился с парашютом, а машина разбилась.[5] Продолжались немецкие разведрейды. В этой связи было принято решение перебазировать находившийся в Астрахани нефтеналивной флот в Гурьев. В течение нескольких дней туда было эвакуировано 94 судна, в том числе 42 танкера и нефтебаржи.

Ввиду активных действий немецких бомбардировщиков работа железной дороги была полупарализована. В Астрахани скопилось громадное количество вагонов, которые пришлось выводить на трамвайные пути.

30 августа в 12.01 истребитель Ме-110 был замечен над Астраханью.[6]

31 августа над Астраханью появился одинокий Ju-88.[7]

1 сентября ВНОС отметил появление над Астраханью, Улан-Холом и Солеными Займищами девяти немецких самолетов. В 10.50 один из них отбомбился по Никольскому, сбросив три ФАБ. В 10.23 три бомбы были сброшены на железнодорожную станцию Сероглазово. В 15.20 в результате прямого попадания бомбы были разрушены два дома в Енотаевке. Правда, никто не пострадал.[8]

2 сентября в 11.07 немецкий самолет сбросил бомбу на завод им. Ленина. Она не разорвалась. Примечательно, что самолет прилетел с юго-востока, откуда его явно не ждали. В 23.25 на переправу у Никольского Ju-88 сбросил 8 бомб. В полночь были нанесены удары по оборонительному обводу у Дурного и на западных окраинах Астрахани.[9]

4 сентября над Астраханью, Красным Яром и Енотаевкой высоко в воздухе, на высоте 5000 метров, проплыли 15 немецких самолетов. Немцы бомб не сбрасывали. Наши зенитчики вели активный огонь.[10]

5 сентября у Ницяна два Ме-109 обстреляли УРовцев. В 6.10 "мессеры” появились у Давсны, и через 15 минут на них имел неосторожность выйти Пе-2 лейтенанта Синельникова. Ме-109, естественно, без особого труда расстреляли "пешку”, причем Синельников и штурман Иванов получили сильные ожоги, а стрелок-радист Агафонов погиб. Пилоты Luftwaffe в 7.42, 9.16 и 15.15 пролетали над Астраханью.[11] В этот же день Ju-88 из II/KG76 бомбили станции Харабали, Тамбовку и Хошеутово, причинив им значительные повреждения. Однако немецкая эскадрилья понесла горькую потерю – с задания не вернулся ее командир Рудольф Шмидт, сбитый зенитками.

6 сентября один немецкий пилот вел разведку над дельтой Волги. Еще семь самолетов исследовали движение поездов по линиям Астрахань-Саратов и Астрахань-Кизляр.[12]

7 сентября было замечено 14 немецких самолетов, включая 2 Ме-109, 5 Ме-110, 6 Ju-88 и 1 FW-189. В 7.42 один "юнкерс” пролетел над Астраханью, в 09.10 был замечен еще один бомбардировщик. В 15.15 Ju-88 появился в третий раз. Зенитчики выпустили 120 крупнокалиберных снарядов, но без всякого результата. Кроме того, немецкие пилоты разведывали обстановку над Басами, Красным Худуком, Дурным, Енотаевкой и Черным Яром.[13]

8 сентября четыре немецких самолета пролетели на высоте 4000-7000 метров над Астраханью. Один Не-111 сбросил над городом листовки. Кроме того, немецкая авиация была замечена над Яксатово, Оля и Енотаевкой.[14]

9 сентября уже в первой половине дня над территорией Астраханского округа было замечено 22 самолета, в том числе над Астраханью – 6. Особое внимание немцы уделили Соленому Займищу. В 12.38 по небольшому селу, расположенному чуть южнее Черного Яра, нанесли удар 12 Ju-88, сбросивших не менее 50 бомб. Причиной служила расположенная здесь переправа. В результате налета было разрушено 17 домов, погибло 5 человек, еще 17 получили ранения. В 13.22 у Грачей одинокий "юнкерс” бомбил переправу у Грачей, в 16.48 другой бомбардировщик обстрелял дорогу у Ново-Покровского. Очередью из пулемета был убит один человек. Еще один удар был нанесен по железнодорожной станции Богдо, где пострадали около 100 человек и загорелись цистерны с нефтью. Наконец, еще один Ju-88 сбросил семь бомб на Шамбай и Замьяны.[15]

Особому удару в этот день, 9 сентября, подверглась Астрахань. В 18.30 9 сентября шесть Не-111 и три Ju-88 из III/KG4 сбросили на город 21 бомбу типа Brand C50A и Brand C250A, то есть массой до четверти тонны. Удару подверглись нефтебазы № 5, в пос. Ильинка и судоремонтный завод им. Ленина.

Два очага пожара возникли на железнодорожной станции Трусова, неподалеку от завода им. Ленина сгорела школа, задымились сооружения на самом заводе, а, самое главное, возник пожар на нефтехранилищах. Были подожжены около 400 тысяч тонн нефтепродуктов. Гигантское пламя поднялось на сотни метров, а колоссальный столб черного дыма был виден за сотни километров от Астрахани. Его хорошо помнят ветераны, в это время стоявшие под Хулхутой. Наши зенитчики выпустили 1500 снарядов и патронов, но успеха не достигли.[16]

Ночью сирены сработали еще раз. В результате ударов сгорели 48 домов, клуб, больница, школа и здание бассейнового комитета профсоюза речников. И вновь сотрудниками НКВД были арестованы два агента абвера, которые ориентировали немецкие самолеты с помощью сигнальных ракет.

Вот что вспоминал астраханец С.Антонов: "был жаркий летний день. Вдруг стало темно, как ночью. Выбежав во двор нашего дома, я увидел, что небо заволакивает огромнейший столб черно дыма, поднимающийся со стороны нефтебаз. И при этом царила странная, неестественная тишина. От ужаса мы все закричали, так как это было поистине кошмарное зрелище. Ниже над горизонтом в небо стали  вздыматься огромные огненные всполохи, и тут я увидел в их отблесках немецкие самолеты, которые ровным строем выворачивали после атаки”.[17]

10 сентября число немецких самолетов над территорией округа достигло 22. Они действовали над Черным Яром, Юстой, Астраханью, Досангом и Давсной.[18] Особым ударам подвергалась железная дорога. Железнодорожник М.Кошманов вспоминал: "Немецкие самолеты-разведчики держали каждый поезд под наблюдением. Достаточно было из Астрахани выйти наливному составу, как на подходе к Верхнему Баскунчаку он подвергался бомбежке”. Транспортники начали камуфлировать цистерны под обычные вагоны, обшивая их досками или нагружая сверху лесом. Скорость движения упала до 30-40 км в сутки.

11 сентября под удар попали Михайловка и Енотаевка.

24 сентября экипаж парохода "Сократ” смог отразить налет немецких самолетов, причем два Ju-87 были сбиты и упали в 2-3 км северо-восточнее Владимировки. 25 сентября зенитный расчет "Сократа”, стоявшего на приколе во Владимировке, смог отразить еще один авианалет, нанеся урон уже трем самолетам немцев. Один Не-111 упал в районе Цаган-Амана.[19] Еще два самолета сбили зенитчики парохода "Алтай”.[20]

Хуже пришлось путейцам станции Астрахань-II. Одиночный бомбардировщик сбросил на нее 1000-кг бомбу. В результате были разрушены несколько зданий, повреждены пути и опрокинут паровоз. Пострадало восемь человек.

Всего в период с августа по декабрь только на участках Астраханского отделения Рязано-Уральской железной дороги было отмечено 786 налетов. Железнодорожники проявляли образцы героизма и самоотверженности. Дежурный по ст. Досанг М.Косовин не прервал работу по рассредоточению эшелона, попавшего под удар немецких бомбардировщиков, хотя в эти минуты погибла вся его семья – жена и двое несовершеннолетних детей. Машинисты В.Раевский и М.Зернов на ст. Богдо одеждой сбили пламя с двух вагонов, груженных авиабомбами, хотя состав мог рвануть у них под ногами в любую минуту. Начальник депо ст. В.Баскунчак А.Панкратов, не дожидаясь саперов, вместе с товарищами вытащил неразорвавшуюся бомбу, угодившую в котлован поворотного круга.

Наиболее серьезному испытанию подверглись зенитные расчеты и обслуживающий персонал паромной переправы. Бомбили также заводы им. Ленина и III Интернационала, речной порт, нефтебазы №№ 2 и 5, железнодорожную станцию Астрахань-1. Только на город было сброшено 200 бомб. Потери несло население и расположенные в городе воинские части. В ходе одного из налетов разметало столовую 2-го курсантского батальона авиашколы механиков.

За зенитками стояли астраханские девушки дивизионного района ПВО (полк. А.И.Купча). Начальник Сталинградского военного округа Герасименко жаловался А.С.Чуянову об отсутствии для них предметов гигиены, ваты, например, раз в месяц.

Другие девушки служили в госпиталях. В общей сложности в городе было организовано 39 госпиталей на 4500 мест. Сотни доноров ежедневно записывались на добровольное переливание крови.

Из Сталинграда была выдвинута часть 748-й зенитно-артиллерийского полка. На ее базе предполагалось сформировать 679-й зенитно-артиллерийский полк для защиты неба над Астраханью: 64 орудия. Комиссар 4-й батареи Алексей Иванович Майский вспоминал, как его часть в составе 250 человек пешком вышла в Астрахань. По дороге во Владимировке (Ахтубинск) местные женщины упросили командовавшего частью капитана Гаврилова отпустить солдат и офицеров по их домам. Утром хорошо отдохнувшая, вымытая часть в отстиранных и отглаженных гимнастерках, с потяжелевшими вещмешками попрощалась с гостеприимным городком. Прибыл в Астрахань, дивизион разместился на ул. Толстого. Ему везло. До конца астраханской кампании дивизион не потерял ни одного человека убитым или раненным.



[1] М.В.Зефиров, Д.М.Дегтев, Н.Н.Баженов, "Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО”, М., 2007, стр. 222-223

[2] М.В.Зефиров, Д.М.Дегтев, Н.Н.Баженов, "Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО”, М., 2007, стр. 241-242

[3] ЦАМО Фонд 382, опись 8465,дело 9, л.д. 15

[4] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 114

[5] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 123

[6] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 257

[7] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 249

[8] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 250

[9] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 168, 256

[10] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 210, 211

[11] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 199

[12] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 255

[13] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 198

[14] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 242

[15] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 227

[16] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 228, 229, 241

[17] М.В.Зефиров, Д.М.Дегтев, Н.Н.Баженов, "Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО”, М., 2007, стр. 308-309

[18] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 288

[19] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2а, л.д. 457

[20] В общей сложности, за навигацию 1942 года на Волге было сбито, по советским данным, 20 машин Luftwaffe.

Просмотров: 843 | Дата добавления: 09.02.2016