информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Армия / Военные действия /

Борьба в воздухе. Тыл.

Астрахань была единственной базой снабжения 28-й армии. По этой же причине обеспечение перевалки грузов через Волгу имело для В.Ф.Герасименко жизненно важное значение. Еще до войны предполагалось построить железнодорожный мост, но в результате вторжения вермахта у национальной экономики возникли иные приоритеты.

В результате в августе 1942 года пришлось наспех искать по всей Волге баржи. Однако часть их была задействована для снабжения важного Сталинградского плацдарма армии Чуйкова. В результате грузы на Трусово стали простаивать, чем не применяла активно пользоваться немецкая авиация. Практически каждый день в городе звучал грохот от взрывающихся цистерн с нефтью.

В результате по инициативе инженеров Я.А.Виленкина и П.Г.Мемнонова было решено поставить восемь барж поперек Волги. Так возникла понтонная переправа от Заболдинского леса к Солянке. Она была сооружена за 10 дней и стала объектом постоянных налетов Ju-88.

Немецкая авиация проводила разведку над Астраханью, Юстой, Солеными Займищами, Линейным. Стояла солнечная и теплая погода – около 17-23 градусов по Цельсию.

В середине сентября 16-я мд получила собственное авиаподразделение. Для действий в полосе дивизии было выделено четыре истребителя Ме-109, один истребитель-бомбардировщик Ме-110, а также эскадрилья ближней разведки 5(Н)/12 FW-189. Это были знаменитые двухфюзеляжные "рамы”. Они доставляли советской пехоте много неприятностей. Виктор Мельников из 6-й гвтбр так описывал действия немецкой дивизионной авиации: "часто появлялась "рама” - двухфюзеляжный "Фокке-Вульф”-189. Сделает несколько кругов, сбросит бомбы, а затем начинает корректировать огонь шестиствольных минометов… или через несколько минут появляются немецкие пикировщики и ведут пулеметные и бомбовые удары”.[1]

Базовый аэродром немцев находился в Элисте, а в Утте они оборудовали полевой аэродром. Его снабжение осуществлялось с помощью 1-й эскадрильи 4-й планерной группы. Грузовые планеры DFS-230 буксировались самолетом Hs-126. Подразделения наземного обеспечения состояли из метеорологической группы 6-й роты 4-го полка связи, взвода связи 7-й роты 38-го полка связи и группы 3-й роты 38-го полка связи Luftwaffe.

Налеты на Астрахань совершались преимущественно с аэродромов под Сталинградом, в частности, Гумрака. В директиве Гитлера от 23 июля говорилось: "Особое значение имеет при этом заблаговременное разрушение города Сталинград. Кроме того, эпизодически осуществлять воздушные налеты на Астрахань; минированием нарушать судоходство в нижнем течении р. Волга”. Об одном такой рейде пишет немецкий ас Рудель.

ПВО Астрахани располагали всего 12 истребителями: три Як-1, два И-15b и два "Харрикейна” из 652-го ИАП базировались в городе, еще пять ЛаГГ-3 из 572-го ИАП в Харабалях.

23 сентября в воздушном бою над Дурным (Рассветом) был сбит Як-1. Пилот совершил вынужденную посадку.[2]

25 сентября пятидесятикилограммовая бомба упала в жилом квартале. Она разрушила 6 жилых домов. Восемь человек получили ранения.[3]

В ночь на 26 сентября был совершен большой налет на железнодорожную станцию Астрахань-2. Сгорело три нефтебака с горюче-смазочными материалами, были разрушены три жилых дома и в нескольких местах сильно повреждено железнодорожное полотно. По оценкам службы ПВО, в общей сложности было сброшено 100 фугасных и 200 зажигательных авиабомб.

28 сентября налету подверглись предприятия Микояновского района г.Астрахани. Были разрушены четыре жилых дома, убиты и ранены 15 человек. При этом сильно пострадал судостроительный завод.[4]

29 сентября два самолета обстреляли позиции 152-й осбр. Погибло шесть человек, двое получили ранения. Днем один самолет сбросил бомбу на столовую Астраханской школы авиамехаников. Погибло семь курсантов, 26 были ранены. 1 октября немецкие бомбардировщики появились восточнее Хулхуты, нанеся удар по 152-й осбр. 2 октября выдался особенно напряженным. В 07.30 три Ме-104 обстреляли позиции 152-й осбр. При этом два человека были убиты, трое ранены. В 14.00 подключилась артиллерия 16-й мд, совершившая налет на укрепления советской пехоты. Артбатальон 152-й осбр был вынужден повести ответный огонь, вынудив немецкую батарею замолчать. В тот же день в 07.26 семь Ju-88 появились над станцией Ашулук, сбросив на нее до 40 фугасных авиабомб. В результате в нескольких местах было разрушено железнодорожное полотно, пострадало гражданское население.

7 октября в 21.00 звено самолетов Астраханской военно-морской базы (АВМБ) навестило Дом Правительства в Элисте, где, по данным разведки, находился штаб 16-й мд. Летчики сбросили 6 ФАБ-100 и 6 ФАБ-60. Один самолет был потерян.

8 октября три Ме-109 и 2 FW-189 в 14.35 обстреляли 152-ю осбр, сбросив несколько бомб. Лишь один солдат получил ранение, но пострадала матчасть – на земле сгорел У-2, было повреждено четыре автомашины, убита лошадь. Наши летчики в ответ нанесли удар по Хулхуте.[5] В этот же день два советских самолета вступили в бой с одиноким Ju-88 в 5 км северо-восточнее Давсны. Немецкий бортстрелок сумел сбить истребитель ст. лейтенанта Сухорукова, и тогда сержант Сергей Бокарев двумя заходами протаранил бомбардировщик. 2 члена немецкого экипажа погибли, двое попали в плен.

9-го октября стал черным днем для немецких пилотов. А. Сидоровский из 652-го истребительного полка на своем "Яке” вступил в бой с шестью Ju-88, бомбившими железнодорожную станцию Селитренная. Во время боя пилот заметил, что к станции подходит вторая, группа вражеских машин. Их тоже было шесть. Несмотря на несоответствие сил, Сидоровский отогнал противника, в основном благодаря невероятному упорству и дерзости. Собственно, в данных обстоятельствах иначе бы он не выжил. Сидоровский срезал тараном один из бомбардировщиков, вырубив хвостовое оперение и пулемет. Ju-88 упал вниз. Его экипаж погиб. Остальные пилоты люфтваффе предпочли покинуть поле боя. В 10.00 в 30 км южнее Енотаевки звено истребителей ПВО сбило еще один Ju-88. Из экипажа никто не уцелел.

10 октября еще один таран, над Астраханью, провел летчик Мишин. Однако потеря стабилизатора не отразилась на устойчивости немецкой машины, и потребовался еще один таран, который провел лейтенант Иван Казаков из 572-го ИАП.

11 октября с утра над города появился "юнкерс”, некоторое время покруживший в воздухе под обстрелом зениток и затем ушедший на запад. А после обеда город атаковали два Ме-109 с пиковым и тузами на фюзеляже из 3/JG53 прошли над городом на бреющем полете, обстреляв из пушки и пулеметов несколько улиц, 17-ю пристань, кирпичный завод, батарею 679-го ЗенАП и железнодорожный состав. В ходе этой штурмовки было ранено семь горожан. Психологический эффект был огромен. Многие постарались покинуть город и укрыться в селах.[6]

12 октября в 10.50 над Хулхутой показался одинокий FW-189. Как только наблюдатель передал первые сообщения на землю, батареи 146-го ап 16-й мд открыли огонь по позициям 152-й осбр. По неизвестным причинам наша артиллерия бездействовала. Все это продолжалось до 12.30, когда, наконец, заговорили бригадные гаубицы. Вскоре огонь с немецкой стороны прекратился.

Затем немецкая авиация оживила свои действия на Каспийском море. 24 октября в 08.30 над Астраханью на высоте 7000 метров пролетел разведчик Ju-88. Данные аэрофотосъемки показали большое скопление на астраханском рейде нефтеналивных судов, пришедших из Баку и ожидавших очереди на разгрузку. Немецкое командование незамедлительно приняло меры.

24 октября погиб вышедший из Баку с грузом карбида кальция пароход "Молот” (489 брт.). Из экипажа не сошел на берег никто.

26 октября на Астраханском рейде, примерно в 22.00, получив попадание от немецкой бомбы, загорелась и затонула шаланда "Америка” (995 брт.). Сторожевой катер "М-14” спас 8 чел. Погиб 1 чел. Через пять дней шаланда была поднята со дна и отбуксирована на мелководье. Возиться с ее ремонтом оказалось слишком накладно, и она пробыла на отмели до 1952 года, пока не была разрезана на металлолом.

В этот же день и в том же месте "Хейнкель” был потоплен рейдтанкер "Ударник” (3110 брт), пытавшийся помочь экипажу "Америки”. Взрывом бомбы ему оторвало носовую часть и снесло рубку. Судно быстро затонуло. Часть экипажа спаслась на шлюпке и на т/х "Урицкий” была доставлена в Астрахань. Погибло 13 чел., в том числе капитан Н. В. Краснов и заместитель начальника Рейдтанкера С. И. Галкин. Ранено 12 чел.

29 октября на Астраханском рейде была потоплена немецкой авиацией шаланда № 21 (850 брт). Она остановилась на ночь в Волго-Каспийском канале. От взрывов разрушена и носовая часть, судно заполнилось водой. Погибло 3 члена экипажа и 2 пассажира. Остальные 9 человек спасены п/х "Бакинец” и доставлены в форт Шевченко.

На следующий день, 30 октября, у Искусственного острова в результате атаки трех самолетов сел на бровку канала пароход "Коминтерн”. В результате судно превратилось в неподвижную цель и получило прямое попадание бомбы. Возник сильный пожар и "Коминтерн” полностью сгорел. Из экипажа погибло три человека. Остальные высадились на берег с помощью шлюпки.

15 ноября на Астраханском рейде четырьмя Ju-88 был атакован танкер "Кулибеков” (1754 тонны). Он следовал с Астраханского рейда с пассажирами в п. Баутино (форт Шевченко) в охранении трех военных кораблей и вел на буксире землесос "СЗ-14”, шаланду №318 и баркас "Грузчик”. В 16.55 у банки Жемчужная танкер получил попадание сразу тремя бомбами, через 20 минут перевернулся и затонул. БО "Артиллерист” успел снять 43 чел. (в том числе 12 детей), которые на "СЗ-14” на другой день были доставлены в п. Баутино. Погибло 4 чел., 1 человек был ранен.

Кроме того, были понесены небоевые потери. В Бендес-Аббасе во время погрузки на баржу "Танкист” взорвались бочки с взрывчаткой (18 ноября), в шторм погибли баржа "Талыча” (29 ноября), лихтер № 3032 (27 июля 1943 года), взорвались перевозивший пароход "Орленок” и стоявший рядом теплоход "Осетин” и танкер "Муравьев” (24 октября 1943 года), пропал без вести сухогруз "Куйбышев” (29 октября 1943 года).

Возвратимся назад к событиям над землей.

18 октября в 12.00 девять Ju-88 из KG76 совершили налет на станцию Чапчачи. На маленький поселок обрушилось 90 фугасных и осколочных бомб. В результате были разрушены три здания, водяной резервуар для паровозов, сгорели 22 цистерны. Пожар продолжался не меньше суток. Однако железнодорожники упорно не прекращали ни на час свою работу, обеспечивая движение поездов.

24 октября удару подверглись станции Верблюжья и Досанг, на которые было сброшено, соответственно, 32 и 36 бомб. Наши Як-1 не смогли вступить в бой ввиду превосходства противника.

Офицер интендантской службы Григорий Панченко, оказавшийся по делам в Астрахани, так описывал свои впечатления от жизни в городе:[7]

"День 25-ой годовщины Октября был днем пасмурным, холодным, ветреным. Вчера было ровно месяц, как я приехал в Астрахань. Наступила совершенная зима, которая угрожает сковать Волгу, а значит, и возможности транспортировки продовольственных грузов водой. Это печально, так как железная дорога контролируется немецкой авиацией от Астрахани до Баскунчака и даже севернее. Станции этого участка разрушены с немецкой терпеливостью и тщательностью. Станции Верблюжью и Сероглазово я видел разбитыми сам, когда ехал сюда.

Астрахань. 15.11. Астрахань - город великого коммунального запустения и белых шпицев. Шпицев во дворах по два, три и больше в прямой зависимости от числа жильцов в них. Они похожи друг на друга, как карандаши в новой коробке, и дьявольски злы.

Город дремуче запущен. Громадные выбоины в мостовых и на асфальтированных улицах. Дома облезли, как весенние линяющие кошки, штукатурка на многих из них осыпалась. Канализация испорчена, уборные выгребные, и во многих домах - непереносимая вонь клоаки”.

За период с 01.08.1941 по 01.02.1942 года трудящиеся Астраханского округа собрали в фонд обороны 7,6 млн. рублей.

За три года войны было внесено на строительство самолетов и танков свыше 400 млн. рублей.

Сумма подписки населения Астраханской области на государственные займы и денежно-вещевые лотереи составила за период войны около 300 млн. рублей.

В зиму 1941-1942 годов астраханцы собрали и послали на фронт 3849 полушубков, 12336 пар валенок, 9187 ватных брюк, 6146 пар теплого белья, около 30 тысяч пар шерстяных варежек, перчаток.

На заводах строили морские охотники, минные тральщики, минометы, противотанковые ежи, 85 мм снаряды, гранаты. На заводе Урицкого делали аэросани и огнеметы, на заводе Сталина - бронетанкера и подводные лодки серии "М" (малютка), на заводе III интернационала лодки-волокуши для перевозки раненых и подвоза боеприпасов на позиции. В 1942 году Астраханский рыбокомбинат им. Микояна освоил выпуск рыбных сухарей, крупы, муки.

В Астрахани было открыто свыше 60 госпиталей и около 80 действовало по округу.

 



[1] "Память сердца”, стр. 240

[2] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 2а, л.д. 389

[3] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 2а, л.д. 389

[4] М.В.Зефиров, Д.М.Дегтев, Н.Н.Баженов, "Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО”, М., 2007, стр. 341

[5] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 15, л.д. 22об

[6] М.В.Зефиров, Д.М.Дегтев, Н.Н.Баженов, "Свастика над Волгой. Люфтваффе против сталинской ПВО”, М., 2007, стр. 361-362

Просмотров: 834 | Дата добавления: 09.02.2016