информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Армия / Военные действия /

Гибель передовых отрядов 52-й осбр

По приказу Герасименко командир 52-й осбр Иван Шапкин выдвинул несколько рот для занятия колодцев  и зимовьев, расположенных южнее Хулхуты. 17 октября советские разведгруппы появились в местечке Харцигли (зимовье колхоза им. Ильича), у зимовья колхоза им. Буденного и у колодца Нарын-Худук.

18 октября передовой отряд 1-го батальона 52-й осбр, вслед за разведчиками направляясь к зимовью колхоза им. Ильича, наткнулся на минное поле. В результате взрыва была выведена из строя машина, погибло два человека и шесть получили ранения. Выйдя из грузовиков, бойцы продолжили путь пешком. В этот же день передовой отряд 2-го батальона обосновался в зимовье колхоза им. Буденного, а передовой отряд 3-го батальона – в Нарын-Худуке.[1]

Действия Шапкина вызвали беспокойство Хенрици, который приказал танкистам Теббеса совместно с моторизованной пехотой сбить советские аванпосты. Началось с разведки.

21 октября у Харцигли появились два бронетранспортера и танкетка. Советский гарнизон обстрелял немецкий дозор из винтовок и пулеметов, и тот ушел на Хулхуту. Ожидая атаки, всю ночь советские офицеры освещали местность ракетами. Командир гарнизона запросил у Шапкина помощь.

22 октября помощь пришла в виде усиленной разведгруппы – два Т-70, три бронемашины и сорокапятка, сопровождаемые взводом автоматчиков. Кроме того, отряд имел три противотанковых ружья. В 16.00 он столкнулся с аналогичной разведгруппой немцев. После короткой перестрелки, стороны разошлись. В последующую неделю немецкие дозоры появлялись каждый день, а вот советские мобильные группы были уведены к железной дороге. Правда, Шапкин предпринял попытку выяснить обстановку в Адыке (там стоял немецкий форпост), но у зимовья колхоза им. Димитрова его разведчики столкнулись с противником, и ушли в зимовье колхоза им. Коминтерна.[2]

Поняв, что к чему, Хенрици начал действовать решительно. Слабовооруженные и не обладавшие опытом боевых действий, передовые отряды 52-й осбр быстро стали его жертвой. Для операций в южном направлении Хенрици задействовал 2-й батальон 60-го мп майора Линдера, 2-й батальон 156-го мп капитана Беме, а также силы авиации.

Днем 28 октября в расположении 52-й осбр появился запыхавшийся командир Передового отряда № 1 лейтенант Мелехов. С ним были замполитрука и четыре бойца. Мелехов рассказал, что весь его отряд уничтожен. Особисты немедленно арестовали Мелехова и быстро выяснили подробности.

Отряд в составе 67 бойцов располагался в местечке Аце-Худук, примерно в 30 км южнее Хулхуты (зимовье колхоза им. Коминтерна). На его вооружении было три противотанковых ружья и стрелковое оружие – 4 ручных и один станковый пулемет, 10 автоматов и 49 винтовок. Утром появились бронетранспортеры с немецкой пехотой и танки. Мелехов насчитал 25 танков, а численность пехоты оценил в батальон. Практически весь его отряд быстро погиб в бою, и только Мелехов с несколькими бойцами смог скрыться за барханами.[3] Направившаяся к зимовью разведгруппа не нашла ничего, кроме нескольких поломанных винтовок и пары шинелей.

Мелехов был прав. Против его небольшого отряда действительно выступил целый батальон. Вот как выглядели события с немецкой точки зрения, изложенной в докладе офицера связи Luftwaffe обер-лейтенанта Дамма:

"27 октября уже на рассвете мы подъезжали с усиленным 2-м батальоном 60-го мп (майор Линдер) к скотоводческому колхозу "Коминтерн”, чтобы атаковать замеченного там противника. Нас сопровождали самолет ближней разведки и два истребителя. Позиции противника были настолько подробно описаны летчиками в сброшенных нам в капсулах сообщениях и по радио, что майор Линдер смог направить свой отряд в атаку прямо с марша. Колхоз был взят после короткого боя, в котором участвовали самолеты, которые вели огонь с бреющего полета”.[4]

В том же районе, в 10 км севернее Аце-Худук, расположился  Передовой отряд № 2 – у колодца Харциглю. В отряде насчитывалось 97 бойцов, 6 ПТР, 2 станковых и 4 ручных пулемета, 15 автоматов и 64 винтовки. 27 октября в 18.00 к окружающим колодцам холмам подошли немецкие грузовики. Придя к выводу, что его подразделение собираются блокировать и уничтожить, командир отряда Лещенко запросил разрешение на отход. По приказу командира 52-й осбр полковника Шапкина отряд отошел восточнее, к зимовьям колхоза им. Ильича. Отступление было проведено глухой ночью 29 октября, в 02.00, то есть явно в обстановке нервозности. Люди прошли пешком в кромешной тьме четыре часа, и чудом не сбившись, добрались до привала. Проведя здесь несколько часов, днем 29 октября Лещенко решил продолжить отход.  В двух километрах восточнее зимовья его роту нагнали немецкие танки и полностью уничтожили. Из всех бойцов уцелели только двое – лейтенант Зубарев и сержант Аванесов.[5]

Возвращаемся к описанию обер-лейтенанта Дамма: "29 октября мы с усиленным 2-м батальоном 156-го мп (капитан Беме) предприняли акцию против скотоводческих колхозов имени Калинина, Ленина и Ильича. В бронетранспортере у меня была постоянная связь через отделение связи ВВС со штабом дивизии, по которой я вызвал истребители, появлявшиеся над полем боя через несколько минут, чтобы принять участие в бою. Противник бежал на восток за песчаные барханы, пока нам не удалось взять его в плен”.[6]

Встревоженный происходящим, Герасименко приказал Шапкину отвести к железной дороге все передовые дозоры и заменить их летучими отрядами.

В соответствии с приказом, полковник Шапкин направил к потерянным колодцам еще одну группу в составе 52 бойцов. Немцы обнаружили ее с помощью воздушной разведки 29 октября в 13.00. Пилот не отказал себе в удовольствии обстрелять колонну из пулемета. По счастью, потерь не было, но одна машина вышла из строя. В 07.30 30 октября колонна была атакована с воздуха. Два Ме-109 и один FW-189 в 3-5 км северо-восточнее зимовий колхоза им. Буденного начали ее методично расстреливать. Вскоре в степи горели бронемашина и четыре грузовика. Получив сведения об отряде 52-й осбр, командование 156-го мп направило на перехват группу танков из 116-го тбат (по советским оценкам - 15). С воздуха их прикрывало несколько Ме-109. В 08.20 немецкие танкисты настигли растрепанную колонну 52-й осбр. Судя по небольшим потерям – пять убитых и 6 пропавших без вести – бойцы приняли абсолютно рациональное решение: выпрыгнуть из машин и рассредоточиться по степи. Довольные успехом, немцы не стали задерживаться вдали от базы, и с трофеями вернулись в Хулхуту. Вечером поодиночке наши бойцы добрались пешком до основных позиций.[7]

И снова немецкая точка зрения из доклада Дамма: "30 октября в 04.30 мы снова поехали со 2-м батальоном 60-го полка в скотоводческий колхоз Буденного, где истребителями 29 октября было замечено скопление противника, к которому как раз прибыло на грузовиках подкрепление. После короткого ожесточенного боя противник был опрокинут. Пытавшиеся скрыться грузовики стали добычей истребителей, атаковавших на бреющем полете”.[8]

Разочарованный неудачами 52-й осбр, Герасименко направил на помощь Шапкину мобильные группы 34-й гвсд. Гвардейцы быстро заняли опорные пункты и обустроили в них оборону.

 



[1] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 21, л.д. 364

[2] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 21, л.д. 364

[3] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 15, л.д. 30об. Это данные командования армией. В Журнале боевых действий 52-й осбр приведены иные сведения по составу немецкой колонны – 6-8 танков, 6-8 бронетранспортеров и батальон мотопехоты. См. ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 21, л.д. 364

[4] Вильгельм Тике, "Марш на Кавказ. Битва за нефть, 1942-1943 гг.”, М., 2005, стр. 164

[5] ЦАМО. Фонд 382, опись 8465, дело 21, л.д. 365

[6] Вильгельм Тике, "Марш на Кавказ. Битва за нефть, 1942-1943 гг.”, М., 2005, стр. 164

[7] Это армейские данные – см. ЦАМО, Фонд 382, опись 8465, дело 15, л.д. 30об. По данным Журнала боевых действий 52-й осбр, погибло семь человек, восемь пропали без вести – ЦАМО, фонд 382, опись 8465, дело 21, л.д. 365

[8]  Вильгельм Тике, "Марш на Кавказ. Битва за нефть, 1942-1943 гг.”, М., 2005, стр. 164

Просмотров: 1628 | Дата добавления: 09.02.2016