информационно-новостной портал

Уставший от этой ежедневной нервотрепки Герасименко решил в соответствии с рекомендациями генерал-майора Тихомирова прибегнуть к контрдействиям. В бой были введены 899-й сп 248-й сд и 152-я осбр, атаковавшие немецкие позиции севернее и восточнее Яшкуля.

В ночь на 13 декабря в атаку поднялись бойцы 1-го батальона 899-го сп. Это был лучший батальон полка, стоявший на передовой у совхоза № 10 Сарпа и избежавший избиения под Шалдой. Ему предстояло овладеть курганом Ацха-Хартолга (высота 3.2). Курган занимает господствующее положение на местности, закрывая путь на Яшкуль с северо-востока. С него отлично просматривается пространство в радиусе 15 километров. На кургане и сегодня замечательно видны следы немецких блиндажей, траншей и окопов – результат работы солдат 2-го батальона майора Линдера из 60-го мп.

На южных скатах кургана расположилась немецкая артиллерия, навесным огнем пристрелявшая всю местность. После того, как за полночь полковая артиллерия совершила огневой налет на немецкие позиции, в 03.30 батальон поднялся в атаку. Немцы подождали, пока бойцы выйдут на северные скаты Ацха-Хартолга, после чего в 06.00 открыли кинжальный огонь. Активно работала немецкая артиллерия, поскольку огневые точки оборонявшейся здесь части 60-го мп не были подавлены. 1-й батальон залег под огнем в 25-150 метрах от кургана. Батальон лежал под огнем весь день. Следует отметить, что дело было в декабре. В 10.00 появилось 4 танка, которые с расстояния в 1000 метров на протяжении 17 минут постреляли по Ацха-Хартолга, после чего ушли. Авиация не появилась вовсе. Лишь вечером по-пластунски бойцы начали отходить к своим траншеям. Потери были просто колоссальны. Было убито 8 офицеров, 43 сержанта и 123 рядовых, еще 19 офицеров, 48 сержантов и 130 солдат получили ранения. Среди погибших был и командир батальона старший лейтенант Щербак. В строю осталось всего 172 человека (11 офицеров, 33 сержанта и 128 рядовых), то есть в ночной атаке было выбито две третьих батальона. По мнению командования удалось уничтожить три ДЗОТа, 3 орудия и 3 немецкие автомашины, однако вряд ли возможно было проверить, какие реально понес находящийся на кургане противник.[1] В качестве одной из причин трагедии даже армейское начальство указало самопожертвование командиров 1-го батальона 899-го сп, которые не руководили боем, а пошли впереди боевых порядков и погибли.[2] Напомним, что двумя месяцами ранее именно за руководство батальоном с КП привлекли к ответственности капитана Слежевского из 4-го батальона 152-й осбр.

Вдобавок полк расстрелял практически весь боезапас: 480 76-мм снарядов, 90 120-мм мин, 225 45-мм снарядов, 915 50-мм мин, что составило 90% имевшихся запасов.

Южнее атаковал 3-й батальон 152-й осбр. Замысел командования был следующим: занять две кошары южнее Ацха-Хартолга, а атаковать эту высоту с юга. Часть сил предполагалось занять развалины хурула, чтобы обезопасить основные ударные группы. В 03.00 батальон занял восточную кошару. В предрассветных сумерках бойцы атаковали западную кошару. К 05.00 они заняли ее. Одна рота была выдвинута в направлении развалин хурула. Юго-восточнее 4-й батальон занял высоту 4.3. Немцы, озабоченные атакой 1-го батальона 899-го сп, ограничивались стрельбой из пулеметов и минометов. К 06.00 советские саперы сделали проходы сквозь минные поля южнее Ацха-Хартолга, и к 08.30 пехота вышла к южным скатам кургана. Однако в условиях гибели северных соседей смысла в этом уже не было. Бойцы начали отходить на юг к кошарам.[3]

Весь день 3-й осбат отражал попытки 2-го батальона 60-го мп эти кошары вернуть. В 15.00 разгорелся серьезный бой – немцы подтянули роту автоматчиков и танки, выдвинувшиеся от развалин хурула. С одного из Т-34 в результате попадания снаряда слетела башня. Наши смогли подбить САУ. Оборонявшаяся здесь 2-я рота 3-го осбат была вынуждена отойти на 2 км северо-восточнее хурула, где и удержалась.

В бою из состава 152-й осбр погибло 49 бойцов, 164 были ранены, 13 попали в плен, 2 пропали без вести. Кроме того, были потеряны 45-мм и 76-мм орудия, а также два станковых пулемета. Однако бригада смогла отбиться. По итогам дня бригада овладела двумя кошарами, уничтожила два блиндажа, пять станковых пулеметов и рассеяла 1,5 роты противника.[4] Еще один станковый пулемет удалось взять в качестве трофея.[5] На следующий день бригада вернулась на прежние позиции. Смысла занимать кошары, находившиеся на открытом месте и прекрасно простреливаемые с господствовавшего над местностью кургана Ацха-Хартолга, не было.[6]

На фронте 34-й гвсд было не до наступления. В 10.00 рота мотопехоты 60-го мп при поддержке 12-15 танков провела разведку боем позиций 34-й гвсд. После короткой перестрелки немцы отошли на Нюкюн. Отбив немецкую атаку, дивизионная артиллерия 34-й гвсд в ходе дуэли уничтожила 75-мм орудие 146-го артполка 16-й мд. Двое наших артиллеристов получили ранения от разорвавшегося неподалеку снаряда. В расположении части показался очередной перебежчик из 450-го Туркестанского батальона. Бригада Кричмана патрулировала по всему диапазону, от Нюкюна на севере до песков Бузги на юге. В песках танкисты повстречали разъезд конников Огдонова. Для конников это закончилось печально. Разъезд был уничтожен, один кавалерист взят в плен. Еще одна танковая группа, выйдя в предрассветной мгле мимо зазевавшегося немецкого боевого охранения, прямой наводкой уничтожила три блиндажа на высоте 3.2 и две автомашины, а заодно раздавила пару орудий.

Кроме того, в этот день на немецких минах подорвалась машина с разведчиками 248-й сд.

Севернее Губаревич и Кричман, демонстрируя завидное упорство, предприняли ряд действий по разведке местности между Чилгиром и Чапчачами. Кричман в это время располагал 30 танками, включая 7 КВ, 9 Т-34, 12 Т-60 и 2 Т-70.[7]

14 декабря отражавший накануне немецкую атаку передовой отряд 34-й гвсд решил совершить налет на Нюкюн. Губаревич и его начштаба майор Лехман проводили операцию на свой страх и риск. Командование армии к ней отнеслось скептически. 13 декабря в 20.00 в степь ушли гвардейская стрелковая рота, усиленная минротой, пульротой, двумя взводами ПТР, взводом 45-мм орудий и конным взводом. К 03.50 отряд достиг Нюкюна.

Как выяснилось позже, в Нюкюне солдаты фон Шверина успели оборудовать опорный пункт, прикрытый системой инженерных сооружений. В поселке расположились рота 60-го мп, батарея противотанковых орудий и несколько пулеметных гнезд. В довесок там же стояли три Т-III.

Может, все сложилось бы для гвардейцев благоприятно, но отставшая группа охранения налетела на минное поле. Раздался взрыв, разбудивший гарнизон. Через минуту открытая степь была освещена ракетами. Поднятый по тревоге гарнизон открыл огонь по бегущим по открытой местности гвардейцам. Гвардейцы понесли серьезные потери. Погибло 25 человек, 52 получили ранения, 26 пропали без вести.[8]

На следующий день туда же направился танковый взвод, но, налетев на выставленное немецкими саперами минное поле, отошел назад.

В воздухе работали Ил-2. Они рассеяли до 40 солдат противника и повредили шесть машин, а также истребили большое количество лошадей. Поскольку на лошадях по степи разъезжали только степные эскадроны, штурмовики, скорее всего, рассеяли одно из подразделений доктора Долла.[9]

Последующие дни у Яшкуля прошли в спорадических артперестрелках. В Олинге артиллеристам 34-й гвсд удалось накрыть немецкий миномет. От ответного огня погиб один боец, семеро получили ранения.

Южнее 3-й осбат 152-й осбр отразил атаку немецкой роты, поддержанной тремя танками.[10]

Теперь инициативу на северном крыле попытался перехватить фон Шверин. 20 декабря у колодца Чапчачи передовой отряд 34-й гвсд был неожиданно атакован немецкой мехколонной, продвигавшейся из Нюкюна через урочище Улан-Толга на Чапчачи. Соотношение сил было не в пользу немцев. Аванпост располагал стрелковой ротой, взводом ПТР и тремя танками. В стороне от него находился подвижный отряд – взвод автоматчиков, взвод ПТР и батарея ПТО на конной тяге. Немцы шли двумя колоннами. Основная состояла из 12 танков с прицепленными сзади орудиями, сопровождаемых ротой мотопехоты на грузовиках. Севернее шло еще четыре танка с орудийной батареей. Их сопровождала еще одна рота. Летучая группа смогла отогнать боевое охранение гвардейцев, но опорный пункт оказался ей не по силам. Бой продолжался два часа. Первый удар на себя принял КВ-1 гвардии лейтенанта Пегреба, который подбил три немецких танка. Снаряды немецких танков мощно бронированной машине вреда не причиняли, а подобраться с флангов или тыла германские танкисты не могли. Гвардейцы сумели подбить одно орудие. Вдобавок с юга подтянулись танкисты Кричмана. Немецкой мехколонне пришлось развернуться и уйти назад. Гвардейцы потерь не понесли.

Появление у Чапчачи противника не могло устроить советское командование. К Нюкюну была направлена разведгруппа 6-й гвтбр. Вскоре советские танкисты встретились с немецкими, и после короткой перестрелки отошли к Чапчачи.[11]

Потери были ощутимыми. Всего в боях 11-20 декабря, согласно записей в Боевом журнале 28-й армии, погибло 348 красноармейцев, 532 получили ранения, еще 223 пропали без вести. В это число входят и потери при Сянцике. Был потерян танк, 120-мм миномет, 24 ручных и 12 станковых пулеметов, 14 ПТР, два 45-мм орудия и семь 50-мм минометов. Немецкие потери полковник Захаров оценил в 1060 человек, 7 танков, 13 орудий и 2 миномета. В плен попал офицер и семь солдат противника.[12]

Герасименко потихоньку наращивал силы. Из Средней Азии к нему прибывало пополнение – четыре стрелковые бригады, набранные из узбеков и туркмен: 79-я, 98-я, 99-я и 156-я. Однако советское командование остерегалось с ходу бросать их в бой, понимая, что отсутствие образования и знания русского языка являются сильным препятствием для задействования этих соединений.

16 декабря прибыли две стрелковые роты, батальон автоматчиков, истребительный противотанковый дивизион, саперная и разведроты из состава 98-й осбр, 1-й батальон, пульбат, противотанковый дивизион, рота связи и сапрота 99-й осбр и 113 автомашин из 37-го автобата. Однако машины не выдержали дороги по степи. На ходу из них осталось всего 55, остальными пришлось заняться механикам.[13] 17 декабря к Яшкулю подтянулись остальные части 98-й осбр, два стрелковых батальона, пульбат и саперная рота из 99-й осбр, и 196 бойцов 156-й осбр. Последние прибыли верхом. Каждый боец вел с собой еще одну лошадь.

18 декабря под немецким артобстрелом было ранено 7 бойцов 152-й осбр. Еще семь дезертировали, один умер по причине болезни.[14] С дисциплиной в бригаде были нелады. В последующую неделю из части сбежали еще шесть человек.[15]

22 декабря из Сянцика перешел в Утту 902-й сп 248-й сд. В этот же день дивизии был назначен новый командир. Им стал подполковник Н.З.Галай. Алексеев был снят с должности в результате неудач под Сянциком и Арца-Хартолга.

24 декабря к 23.00 в поддержку измотанным бойцам Кричмана из Басы прибыл 51-й танковый полк – 21 Т-34, 15 Т-70, 52 автомашины и 10 единиц спецтехники. С востока продолжали подтягиваться пехотные части: 99-я осбр (1-й батальон с миндивизионом), 156-я осбр (три стрелковых батальона, пульбат, рота саперов, рота связи) и вся 98-я осбр. В этот день в песках Аким пропали командир взвода 905-го сп Чернов и три красноармейца. В ходе поиска был найден труп одного красноармейца. Командование пришло к выводу, что исчезнувшие бойцы были убиты или похищены либо немецкими разведчиками, либо калмыками Долла.[16]

24 декабря 1942 года севернее началось наступление 2-й гвардейской и 51-й армий на немецкие войска, оборонявшиеся на рубежах рек Мышкова и Аксай, что резко изменило общую стратегическую ситуацию на южном участке Сталинградского фронта. Противник был разгромлен и стал спешно отходить на юг. В калмыцкой степи снова широким фронте развернулись большие сражения.

Еще накануне, 20 декабря, по многочисленным требованиям командующего группой армий "Дон” фельдмаршала фон Манштейна, стремившегося деблокировать армию Паулюса, ОКХ было принято решение перебросить 16-ю мд севернее, к реке Чир. Здесь передовые части фон Манштейна, пробивавшиеся к Сталинграду, понесли большие потери и фельдмаршал предполагал возможность советского контрудара. На смену 16-й мд должна была придти дивизия СС "Викинг”, набранная из скандинавских добровольцев и до этого сражавшаяся на Кавказе.[17] В Рождество 156-й мп отбыл за Маныч.

21 декабря через Волгу была открыта ледяная дорога для гужевого транспорта для полковой артиллерии. Однако, как отметил в армейской оперсводке майор Берлин, "проезд автотранспорта не позволяет состояние льда".[18] 25 декабря на Волге окончательно встал лед, что облегчило снабжение армии. В этот же день разведгруппа 152-й осбр взяла в плен казаха из 450-го туркестанского батальона. На обратном пути разведчики попали на минное поле. Двое из них погибли, еще двое получили ранения.[19]

26 декабря Кричман вновь предпринял попытку овладеть немецкими опорными пунктами, нависшими с севера над 28-й армией. Однако ему по-прежнему не везло. Вышедшая к Чилгиру танковая группа 6-й гвтбр потеряла ориентировку в степи и вернулась на базу. Другая группа в составе 1 КВ, 2 Т-34, 2 Т-70, 1 Т-60 с десантом автоматчиков на броне направилась к колодцу Нюкюн. Здесь в 06.00 ее встретил прицельным огнем гарнизон – пехотная рота при шести противотанковых орудиях и нескольких крупнокалиберных пулеметов. Ворвавшись в село, два танка Т-34 с десантниками на борту повели бой с пехотой и артиллерией противника, в результате которого уничтожили орудие, разгромили один ДЗОТ с крупнокалиберным пулеметом и расстреляли до взвода пехоты. Одновременно огнем танков, действовавших с восточной окраины, были уничтожены еще одна пушка и взорван склад с боеприпасами. Однако уцелевшие немецкие расчеты смогли выстоять. В результате артогня были сожжены Т-34 гвардии лейтенантов Болковского и Матвиенко, оставшиеся догорать среди хижин Нюкюна, а поддерживавший их Т-70 был пробит снарядом. Его экипаж также погиб.

В довершение в 09.00 появилось девять немецких танков. В 11.30 Кричман направил на выручку десанту два Т-34, но это не изменило ситуацию, хотя удалось подбить один немецкий танк. В 12.15 отряд вышел из боя и к 18.00 вернулся на базу. Подбитый Т-70 удалось вытянуть до ремгруппы. Погибло 11 танкистов и много десантников.[20]

27 декабря штабисты 152-й осбр занесли в журнал боевых действий бригады запись: "противник обороняет район Яшкуля и высоты, прилегающие к нему. Редкий пулеметно-артиллерийский огонь по боевым порядкам 3-го и 4-го батальонов”.[21] Температура упала до 10-12 градусов мороза. Над Калмыкией нависла облачность.



[1] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 14, часть 1, л.д. 141

[2] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 14, часть 1, л.д. 108

[3] ЦАМО. Фонд 1980. Опись 1, дело 5, л.д. 51

[4] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 5, л.д. 375, 386. ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 51

[5] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 14, часть 1, л.д. 98

[6] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 2, л.д. 104

[7] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 5, л.д. 358

[8] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 15, л.д. 49, дело 2, л.д. 90, 91

[9] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 15, л.д. 48об

[10] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 42

[11] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 48об

[12] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 48об. Столь высокая цифра потерь противника сложилась за счет высокой оценки числа убитых туркестанцев у Чилгира. В некоторых сводках без особых изысков указывалось, что было уничтожено до 1000 солдат и офицеров 782-го туркбат, что Рогачевский расценил как десятикратное завышение подлинных потерь противника.

[13] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 48

[14] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 34

[15] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 6, л.д. 70, 76

[16] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 14, часть 1, л.д. 110

[17] Эрих фон Манштейн, "Утерянные победы”, Смоленск, 2003, стр. 407

[18] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465. Дело 4, л.д. 166

[19] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 20

[20] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 49об, дело 6, л.д. 100

[21] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 16

Просмотров: 662 | Дата добавления: 09.02.2016