информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Армия / Военные действия /

От Яшкуля до Элисты

27 декабря Герасименко отдал приказ № 10 о втором штурме Яшкуля.

34-я гвсд заняла исходную позицию южнее урочища Гелинг-Долга. Ей одним полком предстояло опять брать Олинг, а основными силами обойти Дед-Хулсун с севера с задачей истребить 782-й мусульманский батальон и выйти к Эрмели и Улан-Эрге. 6-я гвтбр вместе с мобильным батальоном 152-й осбр находилась чуть восточнее, в урочище Дорт Чапчачи. Они прикрывала основную группировку от возможного контрудара из Нюкюна и Чилгира. 152-й осбр была поставлена задача взять Нюкюн, обойдя его с севера и юга. В случае, если гарнизон пункта оказал бы серьезное сопротивление, поселок было нужно блокировать одним батальоном с 3-5 танками, остальными силами направившись вслед за гвардейцами к Улан-Эрге. 2-й батальон 152-й осбр передавался в качестве моторизованной поддержки бригаде Кричмана. Кричман был должен помочь пехоте у Нюкюна, а потом совершить бросок на запад к Улан-Эрге, и еще дальше.

Южнее шел 899-й сп, а за ним, у развалин Хурула – 152-я осбр. В 03.30 она достигла высот восточнее Улан Худука.

902-й и 905-й сп 248-й сд стоявшие в тылу, в урочище Шалда, теперь выдвинулись к траншеям 152-й осбр, чтобы сменить поднимающуюся в степь пехоту майора С.Алексеенко. В резерве Герасименко оставил 51-й тп.[1]

Еще дальше, в Утте, находилась 159-я осбр, в Хулхуте 98-я осбр, а совсем на востоке – 156-я осбр (Басы) и 79-я осбр (Старокучергановка). В чем был смысл их пребывания в таком отдалении от фронта, неизвестно. Впрочем, такое положение дел во многом было обусловлено отсутствием как транспорта, так и самих дорог. 159-я осбр, например, только в ходе пешего перехода от Астрахани до Басов потеряла 46 человек заболевшими, а еще 19 натерли ноги и их пришлось посадить на телеги. Артиллерия бригады вообще отстала и находилась в Началово. Даже офицерский состав не обладал достаточной выучкой. Под Новый год из-за неосторожного обращения с гранатой погиб лейтенант Фищук.[2]

28 декабря к 09.00 бой разгорелся по всему периметру линии Тобрук. С базы в Элисте прибыли три FW-189, кружившие над полем боя и подававшие ориентировки артиллеристам 146-го артполка 16-й мд. Заодно они сбрасывали бомбы. С нашей стороны действовали штурмовики 289-й ШАД. Было пасмурно, похолодало. Ночью пробило до 16 градусов мороза, а днем держалось на уровне 5-7 градусов ниже ноля.

На севере бригада Кричмана и мотобат 152-й осбр завязали бой в 4-5 км западнее Нюкюн, сковывая маневренную группу 16-й мд. В 15.00 танкисты появились в урочище Джоха Толга в 8 км юго-западнее Нюкюна.

34-я гвсд шла проверенным путем восточнее ильменя Дед-Хулсун, и к 15.00 завязала бой на вершинах холмов, расположенных вдоль озера. 248-я сд, продвигаясь вдоль дороги, к 14.00 прорвала передовую линию обороны немцев и начала штурм высоты 3.3. Появились первые пленные – три туркестанца и два немца.

К 19.30 бойцы 152-й осбр заняли, наконец, Нюкюн. При этом был захвачен танк, два орудия и пленный.[3] 34-я гвсд овладела курганами у Дед-Хулсуна, расчистив дорогу севернее Олинга. Впереди них к дороге Элиста-Яшкуль на полной скорости устремились танкисты Кричмана. Уже в 18.00 тридцатьчетверки вышли на местность в 3 км севернее урочища Шапты. Хуже обстояло дело у 248-й сд, застрявшей в 3-4 км восточнее Яшкуля.[4]

В ночь на 29 декабря дивизия фон Шверина упорно держала оборону по линии высота 3.2, Яшкуль, Дорт-Хулсун, Олинг. Севернее передовой отряд 16-й мд, ранее оборонявший Нюкюн, отошел к Чилгиру, бросив вышедший из строя танк. Один немец попал в плен.

Гвардейцы закончили бои севернее Яшкуля: 105-й гвсп у фермы № 4, 103-й гвсп в 1.5 км западнее Ермели, 107-й гвсп на восточных берегах ильменя Дед-Хулсун. Выбив немцев из опорных пунктов, дивизия приостановила действия и стала приводить себя в порядок. За один день боев она потеряла 690 человек убитыми и раненными. Потерь в матчасти не было, не считая одной 76-мм пушки. Было убито и ранено до 250 немцев и туркестанцев, взято в плен семь человек, подбито три танка.

248-я сд никак не могла продвинуться к Яшкулю, но, не выходя из боя, сковывала свободу маневра 16-й мд. 899-й сп сражался за высоту 3.2, южнее 902-й сп залег под огнем ДЗОТов в 3.5-4.0 км восточнее Яшкуля, Среднего Села, то есть прямо на астраханской дороге. Еще южнее 905-й сп вел бой у отметок 9.5, 5.3. Сказать, что бои здесь носили ожесточенный характер, нельзя. В бою за Ацха-Хартолга, где двумя неделями раньше полностью полег 1-й батальон 899-го сп, в этот день полк потерял всего 4 человек убитыми и 20 раненными.[5]

Однако судьба линии Тобрук была решена. Танкисты Кричмана оседлали элистинскую дорогу, выйдя на грейдер в 5 км северо-восточнее Улан-Эрге, в 2 км северо-восточнее Харьколи. В течение дня 6-я гвтбр прошла 20-25 км. Коммуникации 16-й мд были перерезаны, ресурсами повторить ноябрьский маневр у Дед-Хулсуна фон Шверин не располагал.

В Журнале боевых действий группы армий «А» есть следующая запись: «29.12.42: 16 пд (мот.) докладывает о мощных атаках противника в районе Улан-Эрге. Есть попытки обхода. В них скрыта большая опасность. С 4-й танковой армией связи нет. Существует опасность, что на следующий день крупные силы противника атакуют Троицкое, а затем повернут на юг в направлении Элисты. Таким образом, пути отхода 16-й моторизованной дивизии будут отрезаны».[6]

В результате многочасового непрерывного боя 29 декабря к 05.00 ударом с юга, юго-запада 248-я сд овладела Яшкулем, Средним Селом и Городком. Здесь майор Алексеенко оставил стрелковый батальон, а остальными силами ушел на юго-запад, к Хар Толга, преследуя отступающих немцев. К 12.00 дивизия была уже в 8 км юго-западнее Городка. Связной 9-й роты 2-го батальона 899-го сп А.Стабредов отмечал, что после боев под Яшкулем 28-29 декабря из 128 бойцов роты осталось всего 27. За одну ночь рота потеряла четыре пятых состава. Батальон Стабредова считался в полку ударным. Именно он держал два месяца оборону на Сарпинских озерах.[7]

152-я осбр, продвигаясь вдоль элистинской дороги, к 16.00 достигла местности в 4 км северо-восточнее Улан-Эрге. Здесь, ожидая подхода стрелковых частей, бригада Кричмана на протяжении шести часов вела бой с немецкими танкистами. В 07.00 бригада была атакована 15-ю танками противника, поддержанными примерно батальоном пехоты. В ходе боя были потеряны 3 КВ и 2 Т-70, две автомашины, орудие и трактор, погибло 25 человек, еще 24 получили ранения. Немцы лишились трех танков, двух орудий и семи автомашин. Серьезные потери понесла немецкая пехота, шесть человек попали в плен. В 13.00 немцы вышли из боя. Предприимчивый Кричман превратил пять своих подбитых машин в неподвижные огневые точки, а сам направился вперед на запад. Танкисты Кричмана вышли к Ленинскому (к полуночи они были уже в 7 км от поселка) и Элисте.

34-я гвсд завершила подавление опорных пунктов у Дед-Хулсуна, после чего также вышла на грейдер и к вечеру была уже в 25 км восточнее Элисты. Маневренная группа гвардейцев выдвинулась к 4-5 км восточнее колодцев Ермели.

34-я гвсд вышла на элистинскую дорогу в 25 км западнее Яшкуля, 105-й гвсп начал движение на запад в район Вознесеновки, 107-й гвсп – к Улан-Эрге, а 103-й гвсп сражался с остатками немецких войск у ильменя Дед-Хулсун.

На место ударных войск, уходивших все дальше на запад, заступали тыловые подразделения. В 15.00 Нюкюн был занят 159-й осбр.

В ночь на 30 декабря части 28-й армии полукольцом охватили Улан-Эрге. 152-я осбр в 04.00 провела разведку боем севернее пункта, а южнее села в это же время завязала перестрелку 34-я гвсд. С северо-востока, из Нюкюна, к Улан-Эрге стремилась 159-я осбр. В 08.00 Улан-Эрге был взят. Потери советских войск были относительно невелики. Так, в 152-й осбр погиб один боец, еще 10 были ранены. Бригада захватила две автомашины и ценные 50 бочек с бензином.[8]

Таким образом, гвардейцы из 107-го гвсп вернулись в село, с которого началась их пятимесячная борьба за Астрахань. В 10 км южнее дороги, вдоль реки Улан-Зуух, шла 248-я сд.

Бригада Кричман, в которой оставалось еще 3 КВ, 13 Т-34 и 20 легких танков, шла двумя колоннами. Южная, пройдя Ленинское, в 08.00 вышел к Троицкому, где по ней колонне отбомбились четыре Ju-88. Северная колонна к 15.30 была уже в 5 км севернее Элисты. По астраханской дороге к столице Калмыкии шли 34-я гвсд и 152-я осбр. В воздухе работали Ил-2 из 289-й ШАД, бомбившие Элисту и Воскресеновку.

Фон Шверин получил приказ развернуться на север, к Котельниково, чтобы прикрыть разрыв между 1-й и 4-й танковыми армиями, участвовавшими под руководством Манштейна в операции по деблокаде Сталинграда и 6-й армии Паулюса. В Калмыкии 16-ю мд должна была сменить дивизия СС "Нордланд”, сформированная добровольцами из скандинавских стран.

Боевые действия войск 28-й и 51-й армий по разгрому Элистинской группировки противника координировал заместитель командующего Сталинградским фронтом генерал-лейтенант Г.Ф.Захаров. Он поставил задачу, овладев Элистой, выдвинуть ударные силы на северо-запад, чтобы соединиться с 51-й армией и не дать 16-й мд отойти к Сальску. При этом 34-я гвсд была должна выступить в направлении Джеджикины, Вознесеновка, Аршаны, Элиста, и, далее, на юго-запад, к Бислюрте. 152-я осбр шла правее – ей предстояло обойти Элисту с севера и выйти в район Богородского Ростовской области, в 30 км западнее Элисты. 248-я сд шла по левому флангу армии. К исходу 31 декабря она должна была выйти южнее Элисты в район кургана Три Брата, а затем овладеть Приютным, тем самым, полностью очистив восточный берег Маныча. Танкистам из 6-й гвтбр в ночь на 31 декабря предстояло перейти реку Яшкуль у Улан-Эрге и, продвигаясь чуть южнее элистинской дороги, выйти в район кургана Хамур, перерезав шоссе Элиста-Приютное.

За 10 дней боев с 21 по 30 декабря:

152-я осбр взяла одного пленного, уничтожила до 30 солдат противника, захватила танк, 10 пулеметов, два орудия, 3 миномета, 30 велосипедов и 2 мотоцикла. Бригада потеряла 13 человек убитыми, 55 раненными, автомашину и кухню. 34-я гвсд ценой 106 погибших и 601 раненного, вывела из строя 290 солдат и офицеров противника, взяла в плен семь человек, уничтожила и повредила 3 танка, 4 орудия и пулемет. 248-я сд, потеряв 8 бойцов убитыми и 20 раненными, взяла в плен 5 немцев, вывела из строя еще 45 человек и захватила 4 орудия. 6-я гвтбр взяла в плен 6 человек, вывела из строя еще 60, уничтожила и повредила 7 танков, 2 орудия, станковый пулемет и захватила 2 склада. При этом бригада потеряла 63 бойца погибшими, 29 раненными, 11 танков (три разрушены полностью), орудие и трактор.[9]

По этой сводке потерь, приведенной в Журнале боевых действий 28-й армии, бросаются в глаза ряд моментов. Для начала: относительно низкие потери, не сравнимые с боями под Хулхутой и первым штурмом Яшкуля. Это может объясняться только стремительным отходом 16-й мд на запад, в соответствии с приказом командования Группы армий. Далее, львиная доля потерь приходится на 34-ю гвсд, которая вынесла на себе основную нагрузку прорыва немецкой линии обороны. Цифры по 248-й сд свидетельствуют, что эта дивизия вела отвлекающий бой, оттягивая на себя часть сил 16-й мд на южном крыле линии Тобрук. Потери 152-й осбр, скорее всего, относятся к бою под Нюкюном, который был взят ценой относительно малых жертв, если вспомнить неудачную и кровопролитную операцию Кричмана 26 декабря. Еще одной частью, наряду с 34-й гвсд, вынесшей на себе основную тяжесть прорыва немецкой обороны, стала бригада Кричмана, особенно пострадавшая в упомянутом бое у Нюкюна и в ходе столкновения с немецкими танками под Улан-Эрге.

Настал день освобождения Элисты. Погодные условия были неблагоприятны. Похолодало, что в условиях степных ветров создавало субъективное ощущение сильного мороза. Шел мокрый снег. В степи развезло дороги. Замполит 107-го гвсп А.А.Скрипчук вспоминал: "Погода стояла прескверная. Происходило словно по расписанию: оттепель, мокрый снег, а затем морозный ветер, от которого мокрая одежда превращалась в панцирь. И вот вдобавок ко всему этому все три дня[10] с большими перебоями в части доставляли питьевую воду. Из-за ее отсутствия не дымились кухни. Всех нас – и здоровых, и раненных – одолевала жажда. Бойцам приходилось питаться всухомятку – ломоть хлеба или сухарь да селедка”.

152-я осбр выдвинулась по астраханской дороге и стояла всего в 6 км от города. 107-й гвсп с боем взял Вознесеновку. Остатки гарнизона отступили из горящего села на юго-запад. Вслед за гвардейцами сюда последовали другие части 28-й армии. В 12.00 через село проследовала правая колонна бригады Кричмана, сопровождаемая мотобатальоном 152-й осбр, а в 14.30 – 248-я сд. Они направились на юго-запад. Тем временем 103-й гвсп и 105-й гвсп завязали бой на восточной окраине Элисты, действуя в 8 км юго-западнее Дженжина, сюда же к 15.00 подоспела 159-я осбр. Далеко на востоке, через Хулхуту и Утту, маршировали 98-я осбр и 99-я осбр.

Элисту оборонял сборный отряд: часть сил 16-й мд, румынский батальон и туркестанцы, которых поддерживали примерно 15-20 танков и САУ из сильно потрепанного 116-го тбат. В 15.10 фон Шверин запросил у командования группы армий «А» разрешения уйти на Приютное. Он получил его уже через час.[11]

В 23.00 в Элисту ворвались автоматчики стрелковой роты гвардии младшего сержанта Дегтяренко из 34-й гвсд, а за ними - кавалеристы Отдельного калмыцкого разведэскадрона (бывшие воины 110-й ОККД). 1 января к 09.00 в городе стихли последние перестрелки.

1 января 1943 года Приказом Ставки Верховного Главнокомандования Сталинградский фронт был переименован в Южный фронт. Военный Совет Южного фронта поставил перед 28-й армией новую задачу: войскам правого фланга (34-я гвардейская стрелковая дивизия, 152-я отдельная стрелковая бригада и 6-я гвардейская танковая бригада) вести наступление вдоль северного берега Маныча на Пролетарскую и Сальск.

Немецкое командование, для которого блокировка группы армий "А” на Кавказе была еще страшнее, чем потеря армии Паулюса, перебросили к Манычу 113-ю гренадерскую дивизию и  446-й охранный полк. 16-я мд частью сил все еще сражалась здесь, но быстро сменялась дивизией СС "Нордланд”, отходившей из кавказского высокогорья. Система обороны была выстроена в два эшелона: первая позиция прикрывала Правый и Левый острова в пойме реки Маныч, вторая – собственно правый берег.



[1] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 2, л.д. 101

[2] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 6, л.д. 133

[3] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 12

[4] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 50, 51об

[5] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 6, л.д. 131

[6] Вильгельм Тике, "Марш на Кавказ. Битва за нефть, 1942-1943 гг.”, М., 2005, стр. 318

[7] Воспоминания Стабредова противоречат данным Журналов боевых действий. Возможно, ветеран имел в виду предшествующие события у Яшкуля

[8] ЦАМО. Фонд 1980, опись 1, дело 9, л.д. 5

[9] ЦАМО. Фонд 382. Опись 8465, дело 15, л.д. 51об, 52

[10] 29-31 декабря 1942 года

[11] Вильгельм Тике, "Марш на Кавказ. Битва за нефть, 1942-1943 гг.”, М., 2005, стр. 318

Просмотров: 1235 | Дата добавления: 09.02.2016