информационно-новостной портал
Главная / Статьи / История / Разное /

Еще одна польская версия

Невероятную версию расстрела польских офицеров пред­ложил Леопольд Ежевский (Ежи Лоек) в своем исследова­нии "Катынь. 1940". Точнее, эта версия в 1943 г. была вы­двинута немцами, а Ежевский ее повторил. Он утверждал: "Расследование 1943 года показало, что убийство польских офицеров осуществлялось не подразделениями местного НКВД из Смоленска, а частями НКВД из более отдаленно­го Минска. На основании этих данных можно выдвинут" кое-какие гипотезы. В начале 1938 года в СССР существо­вало несколько тайных антисталинских радиостанций, из которых одна вещала в Белоруссии. Радиолокаторы запе­ленговали ее под Минском, в сторожке лесника.

Когда войска НКВД окружили сторожку, люди, нахо­дившиеся в ней, оказали сопротивление и все погибли в бою. В сторожке была обнаружена мощная радиостанция (ЗКВ), обслуживаемая высшими чинами минского ГПУ (НКВД), при­чем среди убитых был комиссар ГПУ Самуил Рубинштейн (Рейтер, 29 июня 1938 г.; см. "Новая Речь Посполитая" 21 июня 1938 г.). Выяснилось, что минский НКВД был цен­тром антисталинской конспирации. Отсюда, конечно, следо­вало, что все минское НКВД подлежало ликвидации. Последним заданием минских энкаведистов, скорее всего, и было уничтожение польских офицеров в Катыни, после чего их всех ожи­дала неминуемая гибель" (Ежевский. Катынь. С. 20).

Не будем комментировать измышления по поводу мин­ского антисталинского центра. Если бы он существовал, то сегодня об этом было бы известно. Это была очередная га­зетная "утка". Но вот версия о причастности сотрудников Минского НКВД к расстрелам польских военнопленных появлялась в различных источниках. (104)

Вот что по этому поводу пишет Л. Ежевский: "В 1957 году произошло событие, имевшее для выяснения катынской тра­гедии очень большое значение. 7 июля 1957 года западно-не­мецкий еженедельник "7 Таге" опубликовал копию и перевод документа, который был предоставлен редакции одним по­ляком, в годы войны работавшим в строительных отрядах Тодта. Этот документ, датированный 10 мая 1940 года, с грифом "совершенно секретно", за подписью Тартакова, начальника минского НКВД, был адресован его московскому начальству - генералам Зарубину и Райхману.

Документ был найден в начале войны среди бумаг, ос­тавленных в здании НКВД в Минске. Это была сжатая ин­формация о ликвидации лагерей в Козельске, Старобельске и Осташкове. В рапорте упоминается некто Бурьянов, пред­ставитель центра НКВД, ответственный за проведение всей "акции". Кроме того, в нем отмечалось: ликвидацию "Козельска" осуществили под Смоленском части минского НКВД под прикрытием 190-го пехотного полка, ликвида­цию "Осташкова" в районе Бологое - части смоленского НКВД под прикрытием 129-го пехотного полка, стоявшего в районе Великих Лук, "Старобельска" в районе Дергачей - харьковское НКВД под прикрытием 68-го пехотного полка запаса. Операция закончилась между 2 и 6 июня 1940 года. Ответственный за операцию - полковник Б. Кучков" (Ежевский. Катынь. С. 28).

Ю. Мацкевич в книге "Катынь", ссылаясь на немцев, пи­сал, что "расстрелами руководили четыре сотрудника мин­ского НКВД, и из этих четырех назвали три еврейские фа­милии: Лев Рыбак, Хаим Финберг, Абрам Борисович". Он также утверждал, что "убийство пленных, как это подтвердилось позднее, было делом рук сотрудников минского НКВД, специально командированных в Катынь" (Мацкевич. Катынь, глава 14).

Отметим лишь несколько неточностей, как в рапорте Тартакова, так и в утверждениях Ежевского и Мацкевича. Это несовпадение дат, ссылка на "пехотные" полки, тогда как в Красной Армии были только стрелковые полки и дивизии. (105)

Не говоря уже о том, что ни в Минском, ни в Смоленском УНКВД, ни в центральном аппарате НКВД СССР сотрудни­ки с вышеперечисленными именами и фамилиями никогда не числились (Катынь. Расстрел. С. 425). Сомнительны так­же обстоятельства нахождения сверхсекретного рапорта "од­ним поляком".

Рапорт Тартакова вызвал в Европе настоящий ажиотаж. Однако впоследствии польские исследователи выяснили, что он - фальшивка. если это так, то рапорт Тартакова являет­ся убедительным свидетельством того, что катынское пре­ступление - это хорошо спланированная нацистами мно­гоуровневая провокация. В противном случае возникает во­прос, зачем немцы сфабриковали фальшивку, если и так ясно, что поляков расстреляли сотрудники НКВД?

Просмотров: 597 | Дата добавления: 09.02.2016