информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Саморазвитие / Феномен человека /

Самоотречение действием

Все сказанное о внутреннем обожении человеческого усилия, по-видимому, не вызовет возражений у христиан, поскольку мы пользовались только общепринятыми теоретическими и практическими положениями и, понимая их строго и пунктуально, сопоставили их друг с другом.

Некоторые читатели, не обнаружив явного изъяна в нашем рассуждении, возможно, почувствуют себя несколько сбитыми с толку таким христианским идеалом, где уделяется столь почетное место заботе о мирских делах и хлопотам о земном усовершенствовании. Но не надо забывать, что мы прошли лишь половину пути, ведущего на гору Преображения. До сих пор мы рассматривали лишь активную сферу жизни. Ниже, в главе, посвященной пассивности и умалению, мы увидим, как все шире раскрываются властные объятия Креста. Однако обратим внимание на следующее обстоятельство. В широкой оптимистической позиции, которую мы обрисовали, таится подлинное и глубокое самоотречение. Тот, кто отдается человеческому долгу, следуя христианской вере, хотя и может внешне показаться погруженным в волны житейского моря, по сути живет отрешенностью.

Труд по своей природе есть один из многих факторов отрешенности для тех, кто предается ему охотно и добросовестно. Прежде всего он предполагает усилие, победу над инертностью. Если он интересен и духовен, то становится муками рождения (и тем в большей степени, чем более он духовен). Человек уходит от жестокой скуки однообразных и обычных обязанностей лишь для того, чтобы встретиться лицом к лицу с тревогами и внутренним напряжением «творения». Созидание и формирование истины или красоты из материальной энергии есть внутренняя мука, лишающая того, кто на это отваживается, безмятежной замкнутой жизни, в которой, собственно, и коренится порок эгоизма и несвободы. Чтобы стать 

добрым тружеником Земли, человек должен не только распроститься с покоем и отдыхом, но ради лучших форм ему нужно уметь постоянно расставаться с прежними формами своего опыта, навыков, мышления. Остановка для наслаждения, для обладания будет грехом против дела. Нужно снова и снова перерастать самого себя, отрываться от себя, постоянно оставляя за спиной самые любимые замыслы. Однако, когда мы следуем этой дорогой, которая не так уж отличается, как может показаться на первый взгляд, от царственного крестного пути, наше самоотречение состоит не в простом непрерывном замещении одного предмета другим, подобным, как километры сменяют километры на ровной дороге. Благодаря чудесной возвышающей силе, заключенной в вещах (мы рассмотрим ее более подробно, когда будем говорить о «духовной силе материи»), каждая достигнутая и превзойденная реальность позволяет нам обнаруживать и преследовать идеалы все более высокого духовного свойства. Тех, кто правильно подставляет свой парус дыханию Земли, подхватывает такое течение, которое несет их все дальше в открытое море. Чем благороднее помыслы и поступки человека, тем сильнее он жаждет великих и высоких целей. Ему делается тесной его семья, страна, ему мало того, что его труд хорошо оплачивается. Он будет стремиться создавать широкие организации, прокладывать новые пути; отстаивать дело, открывать истины, вынашивать и защищать идеал. Мало-помалу труженик Земли перестаёт принадлежать самому себе. И вот уже великое дыхание Вселенной, постепенно проникнув в него через трещинку его скромного, но беззаветного труда, расширило, возвысило и захватило его целиком.

У христианина, если только он сумеет воспользоваться возможностями своей веры, результативность достигает небывалой силы и полноты. Мы уже говорили об этом: благодаря реальности, определенности, величию конечной цели, к которой мы должны быть устремлены и в самых малых своих делах, мы — ученики Христовы — являемся самыми богатыми и 

счастливыми из людей. Христианин считает себя участником обожения мира в Иисусе Христе. Естественный процесс, который гонит человеческую деятельность от идеала к идеалу, к предметам все более и более прочным и всеобщим, у него — благодаря поддержке Откровения — приходит к полному расцвету. Следовательно, его самоотречение действием должно дать наибольший эффект.

И это так и есть. Такой христианин, которого мы здесь изображаем, одновременно и связан с людьми теснее всех, и наиболее свободен от них. Более чем кто-либо из «мирян» уверенный в неизмеримой ценности и смысле любого земного достижения, он в то же время не хуже любого анахорета убежден в тщете всякого личного (и даже всеобщего) успеха вне Бога. Именно Бога и только Бога ищет он в реальности тварного мира. Он действительно заинтересован в самих вещах, но лишь постольку, поскольку в них присутствует Бог. Для него небесный свет становится ощутимым и достижимым в кристалле тварного мира; но он хочет только этого света, и если свет гаснет оттого, что предмета нет, или он устарел, или он сдвинулся в другое место, то и самое драгоценное вещество становится в его глазах лишь горсткой пепла. Поэтому даже в самом себе и в своих достижениях он ищет не себя, но Того, Кто более его, Того, для Кого он предназначен. Действительно, в своих глазах он ничего не значит и даже не существует, он забыл и потерял себя в самом усилии, которое ведет его к совершенству. Уже не атом живет, но Вселенная в атоме.

Он не только встретил Бога во всей сфере своей материальной деятельности. На этом первом этапе его духовного развития открытая им Божественная Среда поглощает его силы в той же пропорции, в какой они обретают свою индивидуальность.

Просмотров: 322 | Дата добавления: 09.02.2016