информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Саморазвитие / Феномен человека /

Тьма внешняя и погибшие души

История Царства Божия — это прежде всего история соединения. Всеобщая Божественная среда образуется включением всякого избранного духа в Иисуса Христа. Но избранность предполагает выбор, отбор. Видеть в Христе лишь центр притяжения и освящения — мало для христианского понимания Его вселенской миссии. Именно потому, что Он есть Тот, Кто соединяет, Он также и Тот, Кто отбирает, разделяет и судит. В Евангелии говорится о добром семени, об овцах, о правой стороне от Сына Человеческого, о горнице брачного пира и о радости, вспыхивающей, как огонь. Но там также говорится и о плевелах, о козлищах, о левой стороне от Судии, о запертых дверях, о тьме внешней и о пламени, которое сжигает в одиночестве, в противоположность огню, соединяющему в любви. Во всей полноте процесс постепенного рождения Новой Земли представляет собой сочетание соединения с разделением.

На предыдущих страницах (будучи озабоченными исключительно тем, как найти самый прямой путь восхождения к Божественному Огню и полнее подставить себя Его лучам), когда мы постоянно обращали свой взор к свету, мы ни на миг не переставали ощущать за собой тьму и пустоту — как бы некое разрежение Божественного Присутствия, или отсутствие Бога, над которым, как над пропастью, проходил наш путь.

Но эта низшая тьма, от которой мы старались убежать, могла бы с таким же успехом стать некой бездной, ведущей в небытие. Несовершенство, зло, грех, плоть означали главным образом движение вспять, обращенность к вещам, перестававшим существовать для нас по мере того, как мы углублялись в Бога.

Твое Откровение, Господи, обязывает меня к большей вере. Силы зла во Вселенной являются не только ловушкой, искажением, знаком «минус», губительным возвратом к множественности. В ходе духовной эволюции мира сознательные элементы зла, его монады, по своей воле оторвались от массы, которую Ты влечешь к Себе. Зло как бы воплотилось, «материализовалось» в них. И теперь вокруг меня, смешанные с Твоим светоносным Присутствием, присутствуют и темные, дурные существа, лукавые вещи. И эти отпавшие силы окончательно и навсегда становятся отходами в истории становления мира. Существует не только низшая, но и внешняя тьма. Именно об этом говорится в Евангелии.

Господи, среди всех тайн, в которые мы должны верить, нет ни одной, которая больше противоречила бы нашим гуманным понятиям, чем тайна осуждения. И чем больше мы становимся людьми, то есть осознаем сокровища, сокрытые в самой малой твари, и ценность, которую представляет собой любая ничтожная частица для конечного единства, тем более нас смущает идея ада. Мы еще могли бы понять уход в некое небытие... Но вечная непригодность и вечное страдание!..

Ты повелел мне, Господи, верить в ад. Но Ты совершенно недвусмысленно запретил мне считать кого бы то ни было осужденным. Я не собираюсь говорить здесь об осужденных, я даже в каком-то смысле не знаю, существуют ли они. Но, доверяя слову Твоему, я понимаю ад как структурный элемент Вселенной и буду молиться и размышлять до тех пор, пока это страшное явление не станет для меня укрепляющим, даже освящающим дополнением к видению Твоего Всеприсутствия, которое Ты мне открыл.

И в самом деле, Господи, придется ли мне насиловать свой ум или природу вещей, чтобы разглядеть источник жизни в самой тайне второй смерти? Нужно ли слишком долго смотреть, чтобы увидеть во внешней тьме Твое величие еще более сильным и глубоким?

Энергии зла с точки зрения их добровольного вредоносного действия, как я уже знаю, никак не могут потревожить окружающую меня Божественную среду. По мере того как они стараются проникнуть в мой мир, их воздействие (если моя вера достаточно крепка) подвергается участи всякой тварной энергии; захваченные, скрученные Твоей неодолимой силой, искушения и грехи претворяются в добро и заставляют еще ярче пылать костер любви.

Если же смотреть на падших духов с точки зрения пустот, образуемых их отступничеством в недрах мистического Тела, то они также не сумеют, я знаю и это, повредить совершенству Плеромы. Каждой душе, которая, погибая, несмотря на призывы благодати, должна была бы нарушить совершенство всеобщего единения, Ты противопоставляешь, Господи, одно из переустройств, ежемгновенно возрождающих Вселенную в новой чистоте и свежести. Осужденный отторгается не от Плеромы, но от ее светлой стороны, от ее освящения. Он теряет ее, но сам для нее не потерян.

Итак, своим существованием ад ничего не разрушает и не повреждает в Божественной среде, развитие которой я с восхищением наблюдаю вокруг себя. Но я чувствую, что он производит в ней нечто великое и новое. Он вносит в нее некий оттенок серьезности, объем и глубину, которых не было бы без него. Вершина лучше всего измеряется бездной, над которой она возвышается.

Излагая свои гуманистические воззрения, я только что говорил о Вселенной, ограниченной снизу небытием, то есть о некой последовательности величин, как бы сходящих к нулю. И вот, Господи, разрывая эту низшую тьму Вселенной, Ты даешь мне познать, что под моими ногами открывается иное


полушарие — реальная область жизни, беспредельно спускающаяся к наименее вероятным ее формам.

Разве реальность этого отрицательного полюса мира не удваивает непреложную и неограниченную власть, с какой Ты используешь меня?

О Иисусе, Владыка грозный и ревнивый, закрывая глаза на то, чего пока не может постичь, а значит, и вынести моя человеческая слабость, то есть на существование осужденных, я хочу хотя бы ввести в свое привычное видение мира постоянно угрожающую опасность осуждения — не столько для того, чтобы бояться Тебя, Иисусе, сколько для того, чтобы с еще большим жаром предаться Тебе.

Я уже взывал к Тебе об этом: не будь мне лишь братом, Иисусе, но стань мне Богом! Теперь, облеченный грозной властью отбора, ставящей Тебя на вершину мира как первопричину всеобщего притяжения и всеобщего отталкивания, Ты поистине являешь мне Себя как великую живую Силу, Которую я всюду искал, чтобы поклоняться Ей; огонь адский и огонь небесный — это не две разные силы, а противоположные проявления одной и той же энергии.

Пусть адское пламя не достигнет меня, Господи, и никого из тех, кого я люблю... Пусть оно не достигнет никого, Боже (я знаю, Ты простишь мне эту безрассудную молитву!). Но пусть для каждого из нас его зловещие отсветы, со всеми безднами, которые они освещают, соединятся с огненной полнотой Божественной среды.

Просмотров: 336 | Дата добавления: 09.02.2016