информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Теория государства и права / Племена /

Эпоха викингов и ранее средневековье в Швеции

Около 800 г. на Балтике усили­вается процесс, наметившийся еще в предшествующее время. Часть населения покидает свои старые места обитания. Решающим усло­вием, по-видимому, был устой­чивый рост населения, который под воздействием благоприятных экологических факторов, может быть улучшения климата, около 800 г. достиг значительных разме­ров. Однако оборотной стороной демографического роста стали воз­никшие экономические трудно­сти [i]. Необходимо учитывать так­же и другой фактор: примерно с 500-х гг. в скандинавских землях начинается зарождение государ­ственности. Свейская держава как историческая реальность все яснее выступает из сумрака времен.

Из более поздних, но досто­верных источников мы знаем, ка­ким образом концентрация власти воздействовала на общество с дав­ними традициями свободы и демо­кратии (хотя и не совсем в совре­менном смысле). В Норвегии про­цесс государственной консолида­ции привел к переселению сво­бодных бондов в Исландию, куда они плыли со своими семьями и че­лядью, чтобы избежать гнета ко­нунга Харальда Прекрасноволосого, объединявшего страну. То, что произошло в Норвегии, в большей или меньшей степени должно было иметь место и в других странах; в этой связи особенно примечатель­но, что внутренняя организация Свейской державы достигла боль­шой устойчивости и прочности.

Силы, вызванные к жизни этими процессами, были весьма активны. Как и где они действовали?

Два атрибута эпохи называют обычно в связи с экспансией, кото­рую мы называем походами викин­гов: оружие, которым сражались (цв. илл. 20), и корабли, пере­брасывавшие дружины воинов че­рез моря в далекие страны (цв. илл. 6). Нужно добавить и третий, правда неразрывно связанный с первыми двумя: весы с гирьками-разновесками, атрибут торговца (цв. илл. 8).

Тремя основными видами ору­жия были меч, топор и копье. Их считают нередко специфически се­верными, «норманнскими»; но в действительности это вооружение-общеевропейское (хотя можно выделить и собственно скандинавские его формы). При вполне практич­ном назначении их украшали, ин­крустировали медью и серебром. Мечи по сравнению с предше­ствующим периодом (когда было распространено роскошное ору­жие) отличаются подчеркнуто функциональным оформлением. Развившиеся на основе позднеримской «спаты», двулезвийного ши­рокого меча, оружия всадников, в эпоху викингов они использова­лись, и весьма искусно, главным образом пешими воинами. Меч считался ритуальным оружием, ко­торое часто наследовалось от отца к сыну; ему приписывались сверхъестественные свойства. Бо­лее употребительным оружием был широкий, обычно неорнамен­тированный боевой топор (секи­ра). Копье, божественный атрибут Одина, бога воинов, в связи со своим сакральным значением укра­шалось серебряной насечкой, часто на него наносили изображения зве­рей, имевшие магический смысл. Корабли в Скандинавии, что само по себе примечательно, очень поздно получили парусную оснаст­ку, хотя парус должен был стать известен значительно раньше, во времена тесных контактов с «клас­сическими» народами древности, владевшими навыками парусного мореплавания; о таких контактах отчетливо свидетельствуют наход­ки на Севере импортов римского времени. Корабли викингов осна­щались наряду с веслами съемной мачтой с парусом и могут быть обозначены скорее как морские гребные суда. Парус повышал их скорость и делал возможными дальние рейды. В то же время ма­лая осадка судов - их важнейшее свойство - давала возможность приставать к любому берегу в мирных или военных целях  [ii].

В Швеции до сих пор не было найдено ни одного корабля удовле­творительной сохранности, отно­сящегося к эпохе викингов; однако находки в погребальных курганах Норвегии, особенно в Гокстаде и Усеберге, а также затопленная дат­ская флотилия кораблей, нагру­женных камнями в устье Роскильде-фьорда позволяют сравнить их конструкции с письменными дан­ными, сохранившимися в сагах и судебниках. Среди кораблей Ро-скильде-фьорда имеется готландский торговый корабль, полностью отвечающий требованиям, опреде­ленным в средневековом «Законе гутов».

На готландских поминальных стелах немало изображений кораб­лей викингов под парусом с массой деталей, которые позволяют ре­конструировать такелаж и функции кораблей.

Сквозь призму современных ис­следований, создается, может быть, не столь драматичная, но многосторонняя картина эпохи ви­кингов - этого активного и беспо­койного периода. Многие пред­приятия, начинавшиеся на Балтий­ском побережье, затевались как торговые поездки, но в соответ­ствии с обстоятельствами и воз­можностями могли перерасти в разбойничий набег или завоева­тельный поход, сопровождавшийся захватом земель и попытками их колонизации. Здесь легко можно установить обусловленное геогра­фическим положением разделение «сфер интересов». Свей, подчинив­шие себе южноскандинавских готов-гаутов, ётов (или объединившиеся с ними) и, вероятно, близких им готландцев-гутов, устремля­лись на Восток; датчане и нор­вежцы - на Запад [iii]. Интенсивность трансбалтийских связей отрази­лась в археологическом материале, выявленном в последние годы се­рией исследований торговых мест. Два из них располагались на Гот­ланде, представлявшем собою своего рода выдвинутый на восток аванпост скандинавской культуры. Благодаря изобилию находок эти поселения открывают большие возможности для изучения эпохи. Одно из них, находящееся в есте­ственной гавани Павикен на запад­ном побережье острова, на протя­жении ряда лет исследовалось ди­ректором Государственного мор­ского исторического музея Пером Лундстрёмом (илл. 61). Павикен формируется на исходе вендельского периода, расцвет его приходится на эпоху викингов; в этом торго­вом центре хорошо представлены также следы ремесленной деятель­ности [iv]. Кроме того, здесь ре­монтировали, а возможно даже и строили суда. Торговые связи простирались как на Восток, так и на Запад. Благоприятное положе­ние Павикена в естественно защи­щенной лагуне, откуда для легких судов начинались водные пути в глубь островной области, обеспе­чивало его важное значение.

Одновременно заселялись при­брежные местности, которые как своего рода пограничные зоны оставались необжитыми, может быть из стратегических соображе­ний [v]. Этот процесс развернулся, по-видимому, в связи с подчине­нием Готланда власти свейских ко­нунгов, позже развившейся в сред­невековое государство. Следствием этого стала организация в Свейской державе государственно­го военно-морского ополчения, ледунга. На его основе обеспечива­лась значительно большая безопас­ность по сравнению с предше­ствующим временем. Стали воз­можными прочные договоры, га­рантирующие защиту мореплава­ния, как об этом повествует «Сага о гутах», предваряющая «Закон гутов». Именно таким образом, на­пример, готландец Авайр Страбайн из Альвы заключил договор со шведским конунгом. Осно­ванные на общинном устройстве торговые центры могли возникать только вдоль побережья Готланда, на которое распространялось бере­говое право; примером такого центра представляется Павикен. Кро­ме того, появляются небольшие гавани для судов с малой осадкой, принадлежащие усадьбам путешественников-«фарманнов». Они об­наружены на восточном побережье Готланда, в лагуне Богевикен, где ныне находится современная га­вань и рыночное местечко Слите.

Здесь, близ усадьбы Пильгорд, стоял известный рунический ка­мень, надпись на котором сооб­щает о поездке по русским рекам к Черному морю: «Ярко окра­шенные, установлены эти камни: Хакбьярн [и его] брат Хродвисл, Эйстейн [и] Эймунд вместе устано­вили эти камни по Хравну к югу от Ровстейна. Они добрались вплоть до Айфора. Вифиль вел [отряд]» [vi]. «Айфор» - это название одного из днепровских порогов, описание ко­торых имеется в сочинении визан­тийского императора Константина Багрянородного «De administrando imperio» - «Об управлении импе­рией», - написанном в 949-952 гг.

О том, что готландцы совершали путешествия не только на Восток, свидетельствует другая руническая надпись, высеченная на маленьком точильном бруске, найденном в ме­стечке Тиманс близ Рума. Там, кроме двух имен, Ормика и Ульфар, перечислены названия наро­дов и стран: «Греки, Иерусалим, Исландия, Серкланд» («страна сарацинов», обобщенное обозначе­ние мусульманских земель), где, видимо, побывал владелец вещи, вместе с которой он был похоро­нен [vii].

В окрестностях и на территории Висбю, который позднее был важным центром Ганзейского со­юза, открыты следы деятельности торговых общин эпохи викингов, представлявших собою исходную стадию развития этого средневеко­вого центра. Это-два могильника X в.; один из них, в Коппарсвике к югу от города, был практически полностью исследован и дал чрезвычайно богатые находки [viii]; второй севернее города, в Густафсвике. Вместе с многочис­ленными находками в пределах го­родских стен эти памятники свиде­тельствуют о выдвижении торгов­ли в качестве ведущего занятия уже в эпоху викингов (илл. 62).

До сих пор исследована лишь од­на из тех многочисленных усадеб, в которых жили эти бонды, купцы и путешественники; раскопки ее еще продолжаются. Она находится у Бурге в Люммелунде и была от­крыта благодаря находке клада, крупнейшего из примерно семисот на этом богатом острове. Около 11 кг серебра было спрятано, по ка­ким-то неизвестным нам при­чинам, в одном из больших поме­щений усадебного дома; часть кла­да составляют новгородские сере­бряные гривны с кириллическими буквами, поступившие с террито­рии Древней Руси, может быть из самого Новгорода - Хольмгарда скандинавских саг; основная же масса-это украшения и тысячи се­ребряных монет. Клад, который можно датировать сороковыми го­дами XII в., содержал главным образом монеты и вещи эпохи ви­кингов. Его интерпретация, одна­ко, преждевременна, пока не иссле­дован полностью усадебный ком­плекс с остатками остальных по­строек [ix].

На соседнем острове Эланд, по­близости от шведского побережья, недавно исследованы два памятни­ка, значение которых весьма велико для обсуждающихся здесь во­просов. Один из них - раскопанное патриархом шведской археологии, профессором Мортеном Стенбергером в последние годы его жизни и его учениками городище Экеторп на южной оконечности острова. Необычайное обилие находок по­зволяет поэтапно восстановить жизнь этого укрепленного поселе­ния, обнесенного кольцом ка­менных стен. Оно возникло не позднее эпохи Великого переселе­ния народов и пережило расцвет в эпоху викингов и раннее средневе­ковье. Большая часть поздних ма­териалов имеет четкие славянские и балтийские соответствия. Так же как в Павикене, в эпоху викингов здесь занимались ремеслом в ма­стерских, вынесенных за пределы основных укреплений из соображе­ний пожарной безопасности [x] (илл. 18).

Поселение другого типа открыл У. Э. Хагберг на западном побе­режье Эланда. В Чёпингсвике у Боргхольма располагалось откры­тое, неукрепленное торговое посе­ление, может быть находившееся под защитой пока неисследованно­го укрепления, предшествовавшего средневековому замку Боргхольм. Важнейшие находки из этого па­мятника указывают на начавшееся, но затем прерванное формирова­ние довольно обширного поселе­ния, в центре которого была по­строена необычно крупная цер­ковь. Многочисленные находки ру­нических камней и их фрагментов в стенах этой церкви свидетель­ствуют о значении этого места, так же как и украшения и другие вещи из культурного слоя торгового по­селения. Представляют интерес обломки кости с руноподобными знаками, напоминающими «слу­чайные начертания» новгородских берестяных грамот. Результаты раскопок позволяют сделать вывод и об экспорте обрабатывавшегося здесь известняка для церковного строительства в континентальной части Швеции [xi].



[i] Nуlen E. Volker und Kulturen - Schiffe und Meer.- In: Archaeologia Baltica. Symposium Pnmum Archaeologorum Balticorum Poloma, 1974, S. 97-107.

[ii] E11mers D. Fruhmittelalterhche Handelsschiffahrt in Mittel-und Nordeuropa. Neumunster, 1972; см. также: Фиркс И. Ф. Корабли викингов. М., 1983.

[iii] См.:    Гуревич   А. Я.   Походы викингов.   М., 1966.

[iv] Lundstrom P. Paviken I bei Vastergarn-Hafen, Handelsplatz und Werft.-Abhandlungen der Akademie der Wissenschajten in Gottingen, Phil.-hist. Kl., 1974. Jg. 1973.

[v] Nylen  E.   Bygden,  skeppen  och  havet.-   Antikvanskt arkiv,   1973,   b. 49.

[vi] Krause W. En vikmafardgenom Dnjepr-forsarna Efter runmsknften pa Pil-gardsstenen. -Gotlandskt arkiv, 1953, s. 7-13; Мельникова Е. А. Скандинавские рунические надписи, с. 63-64.

[vii] Там же.   С. 66-67.

[viii] Malarstedt H. Kopparsvik-ett vikingatida gravfalt vid Visby.- In: Arkeo-logi pa Gotland [Gotlandica, 14]. Visby, 1979, s. 99-104.

[ix] Nylen E. et. al. Gotlands storsta silverskatt funnen vid Burge i Lummelunda. - Gotlandskt arkiv, 1969, b. 41, s. 7-60

[x] Stenberger M. Eketorp - eine befestigte eisenzeithche Siedlung auf Oland.-Nachnchten der Akademie der Wissenschaften in Gottingen, Phil.-hist. Kl., 1970, Jg. 1969, H. 5; i d e m. Eketorp. Entwicklung und wirtschaftliche Bedeutung.- In Vor-und Fruhformen der europaischen Stadt im Mittelalter, Bd. 3. Folge 84. Gottingen, 1974, S. 7-18; Eketorp. Fortification and Settlement on Oland/Sweden. The Monuments. Ed. К. Borg, V. Nasman, E. Wegraeus. Stockholm, 1976.

[xi] Hagberg U. E. Kopmg pa Oland. - Tor, 1972-1973, b. 15, s. 109.

Просмотров: 633 | Дата добавления: 09.02.2016