информационно-новостной портал
Главная / Статьи / Языкознание / Разное /

Источниковедение Бестужева-Рюмина

В лекциях по источникам русской истории Бестужев-Рюмин придавал большое значение источникам как самостоятельному объекту изучения, т.е. тому, что впоследствии сложилось в специ­альную историческую дисциплину и стало называться источнико­ведением. Он неоднократно высказывал мысль о том, что мате­риалом для историка служат не только исторические факты, опи­санные в летописях и грамотах, но и сами эти летописи и грамоты, поскольку в них выразились понятия известного времени, что ка­ждый источник важен и по тем сведениям, какие он содержит, и сам по себе по своему внутреннему характеру, что, черпая из ис­точников сведения, необходимо изучать и воззрения писавшего.

Свой метод исследования Бестужев-Рюмин называл критиче­ским изучением источников. Понятие "источник" он неразрывно рассматривал с понятием "историческая критика". Слово "источ­ник" употребляется часто "сбивчиво" и не всегда правильно, гово­рил он.  "Источником будет первоначальное свидетельство очевидца или современника. Только на свидетельстве современников интересующему нас факту или явлению можно основать прочное суждение; только оно может быть названо источником". Бестужев-Рюмин впервые четко ска­зал об отличии исторического источника от исторического иссле­дования (пособия).  

 Од­нако, если по каким-либо причинам не сохранились древнейшие свидетельства, то труд историка, который в свое время располагал этими источниками, сам становится источником.  Как пример Бестужев-Рюмин указывал на "Историю Россий­скую" В.Н.Татищева. Таким образом, Бестужев-Рюмин показывал, что один и тот же памятник может быть и источником и пособием.

 Бестужев-Рюмин определял историческую критику как срав­нительное изучение текстов, как поверку одного другим. Способы, которыми историческая критика достигает своей цели, бывают различны. Они зависят от вида источника — одни приемы применяются при изучении вещественных памятников, другие — при изучении устных. Основная цель исторической критики — выяс­нение степени достоверности источника. В ходе этой работы Бес­тужев-Рюмин выделял два этапа: внешнюю и внутреннюю крити­ку, каждая из которых имела свои задачи и вырабатывала свои приемы.

Принципы исторической критики, поставленные в свое время Шлёцером и оказавшие позитивное влияние на развитие русской исторической науки, в чем-то уже устаревали, в чем-то совершен­ствовались и развивались дальше. Шлёцер, выдвинув требование "низшей" и "высшей" исторической критики, сам в поисках "очи­щенного" Нестора ограничивался первой — "малой критикой слов". Русские историки XIX в. переходили к следующему этапу критического изучения источников, ставя на первый план задачу познания сущности источника, выяснения того, насколько в ис­точнике, как продукте определенной эпохи, отразился дух времени — самосознание общества. Все эти черты есть в источниковедческих работах Бестужева-Рюмина.  

В круг задач внешней критики, говорил Бестужев-Рюмин, входило определение того, что имеет перед собой исследователь: подлинник или копию; написан ли памятник на родном языке или он является переводом. Если же изучается вещественный источ­ник, то следует установить, в каком виде он дошел — в первона­чальном или в перестроенном и т.п. Тот же принцип должен быть применен и при изучении преданий и песен — следует уметь опре­делить их древнейшую основу и отличать ее от позднейших на­слоений и т.д.

Внутренняя критика источника, считал Бестужев-Рюмин, то­же должна включать в себя несколько моментов. Прежде всего, это определение авторства — важна не столько конкретная личность автора, подчеркивал он, сколько его общественное положение, его связь с эпохой и выяснение того, чьи интересы он отразил в памят­нике, с какой целью и когда его создал. Необходимо уточнять да­тировку источника — хронологическая точность нужна, чтобы не путать эпохи и не придавать им лишние черты и тем искажать их "настоящую физиономию".

Бестужевым-Рюминым ставился вопрос о важности для науки не только подлинных источников, но и ложных — они ценны для изучения "внутренней истории". Следует выяснить, из каких по­буждений они создавались: из личного хвастовства или выгоды, из партийных ли интересов, для умышленного сокрытия истины или по каким иным причинам.

Насущной потребностью в области изучения источников Бес­тужев-Рюмин считал задачу их первичной обработки, системати­зации и приведения в известность основных видов источников по русской истории с информацией об их особенностях и содержании.

Напомним бестужевскую схему классификации источников, в основу которой были положены внутреннее содержание и форма источника:

летописи;

 отдельные сказания;

 жития святых;

 записи , письма;

памятники юридические и акты государствен­ные;

 памятники словесности: устной и письменной;

 памятники вещественные;

 сказания иностранцев.

Внутри этих основных видов источники подразделялись еще более детально. Каждой группе Бестужев-Рюмин давал развернутую характеристику, подчеркивая главные особенности памятников. Он указывал, какие приемы и методы исторической критики следует применять к данному кон­кретному типу источников, а также предостерегал от возможных ошибок. Отмечал он в каком состоянии дошел источник, характе­ризовал содержавшиеся в нем сведения и показывал, что может почерпнуть из него историк; говорил и о недостаточности или ог­раниченности сведений, содержавшихся в этих памятниках.

Систематизация источников, информация об их содержании и особенностях не были для Бестужева-Рюмина формальным делом. Он всегда подчеркивал, что источники важны не сами по себе, а тем, что они несут в себе и чем могут быть полезны для раскрытия главной цели исторического изучения. Через характеристику ис­точников он проводил свои основные, концептуальные взгляды, связанные с его общим пониманием предмета и задач историче­ского исследования.

Серьезным предметом науки, называемой ис­торией, должно быть изучение сложного явления, называющегося обществом, считал он. Отсюда целью истории является история народа и, главным образом, его внутренняя история, а задача ис­торика состоит в изучении общества в разные эпохи. При конкрет­ной характеристике источников Бестужев-Рюмин стремился пока­зывать, насколько тот или другой вид источника может содейство­вать историку в решении его главной задачи—изучении общества.

Обязательный компонент характеристики источника — исто­риографический. В работах ученого всегда содержатся указания на труды тех, кто проводил научную разработку памятников с точ­ными исходными данными в подстрочных примечаниях. Тща­тельно собранные библиографические сведения представляют и в настоящее время большую ценность, так как многие названные им работы по ряду причин нередко выпадали из поля зрения совре­менных исследователей, а знать об этих работах небесполезно.

 Главный вывод Бестужева-Рюмина сводился к требованию всестороннего исследования источника любого вида с максималь­ным изучением всех других источников той же эпохи. Как бы ни был важен источник сам по себе, его всегда надо сопоставлять, проверять, подтверждать и дополнять другими документальными данными. Исторические факты для Бестужева-Рюмина не ограни­чивались только конкретными событиями. Исторический факт для него и идеи, и взгляды, и чувства, и впечатления людей известного времени, которые также требуют строго критического изучения.

Таким образом, Бестужев-Рюмин многопланово разрабатывал проблемы источниковедения — теоретически, конкретно-истори­чески, выступал публикатором, пропагандировал памятники ста­рины, решал и чисто практические вопросы. Значительны заслуги Бестужева-Рюмина в деле подготовки кадров. Не случайно из его аудитории вышли крупные источниковеды: А.С.Лаппо-Данилевский, С.Ф.Платонов, М.Бережков, И.М.Гревс и многие другие. По его трудам учились не только его непосредственные ученики. Он открывал внутреннюю лабораторную работу исследователя над источником, обучал научным методам анализа, прививал вкус к кропотливой исследовательской работе. К.Н.Бестужев-Рюмин, без­условно, был выдающимся источниковедом своего времени.

Просмотров: 1524 | Дата добавления: 08.02.2016